Поединок

4 июня 2009 г. vagabund Просмотров: 1017
Философия жизни: » Поединок

Большие мускулы еще и сейчас часто вызывают у окружающих негативную реакцию. Сплошь и рядом виноваты в этом сами их обладатели. В неподходящую погоду они прогуливаются майках или футболках, чтобы продемонстрировать свои бицепсы и трицепсы, а их походка бывает неестественной из-за постоянного стремления держать мышцы в напряженном состоянии. Зрелище получается действительно малопривлекательное: обладатель массивной мускулатуры движется неуклюже, руки держит в стороны (якобы бицепсы не позволяют сохранять их нормальное положение), ноги он также ставит излишне широко, подчеркивая этим монументальность своей фигуры.

Дубинин не таков: и раньше, в годы своей лучшей спортивной формы, и сейчас, оставаясь достаточно массивным, он всегда элегантен и пластичен. Я полагаю, что это отчасти от природы, а отчасти является результатом настойчивых тренировок в молодые годы, когда он, готовясь к соревнованиям, не жалел времени на приобретение умения артистически двигаться по сцене во время произвольного позирования. Благодаря приобретенной привычке держать мышцы в тонусе, но без излишнего «напыживания» он выглядел в обычной жизни намного 

Дубинин

эстетичней, чем другие культуристы обладавшие такой же мышечной массой.  Володя всегда подсмеивался над нами, если видел кого-нибудь вышагивающим по улице с карикатурно надутыми мышцами. Но и ему не удавалось избегать дилетантских высказываний о «пустых мышцах». В конце 60-х годов, многие говорили, что культуристы, несмотря на внушительные размеры — слабые люди. Этого мнения придерживались не только рядовые обыватели, но и известные штангисты, борцы и спортивные журналисты.

Замечания о «дутых мышцах» не столько задевали Владимира Ивановича, сколько надоедали. Но однажды он не выдержал. В то время молодой Дубинин только что стал начальником участка в научно исследовательском Институте радио и электроники, где он в то время трудился. Под его началом теперь работали квалифицированные специалисты, «рабочая аристократия», как тогда говорили, некоторые из них годились ему в отцы и Володе нужно было поддерживать авторитет на должном уровне. Однажды во время обеденного перерыва, сидя в столовой вместе со своей бригадой, он услышал за соседним столиком очередной разговор о «настоящей силе» и «никчемной красивости пухлых  мышц культуристов». Говорил это молодой крепкий парень из соседней бригады. Поглядывая в сторону Владимира Ивановича, он сказал:

«Вот возьмем меня, я примерно такого же веса и роста как этот культурист, но у меня нет таких бугров мышц, они мне не требуются, я борец-вольник, мастер спорта, и на ковре могу уложить этого увальня на лопатки одной левой».

Сказано это было громко, разговор в столовой сразу стих и все взгляды устремились на Володю. Оставить такое замечание без внимания было невозможно. Владимир Иванович повернулся к говорившему и с нарочитым удивлением спросил:

«Неужели одной левой, по моему твоя левая для этого хиловата»

Борец «купился» на спокойное насмешливое замечание и состоялся такой разговор:

«Тебе не продержаться против меня и минуты, но ведь ты не решишься попробовать?»
«Почему же — решусь. Но договоримся так, если ты проиграешь, то ставишь выпивку и закуску для моей бригады, если тебе повезет, то я угощаю твою.»

Ударили по рукам и решили не, откладывая дело в долгий ящик, устроить поединок сегодня же в «Факеле», где был борцовский ковер. В 6 часов вечера, после окончания дневной смены, вокруг ковра в спортивном зале собрались обе  бригады. Когда противники встали друг против друга все ахнули, стало ясно, что вопрос о «стоимости культуристических мышц» должен быть разрешен окончательно и бесповоротно. 100 килограмм Володиных рельефных мышц выглядели намного более внушительно, чем облитой жирком кряжистый торс борца. Виктор Рабинович, выбранный судьей, хлопнул в ладоши и … Дубсон молниеносно ринулся в атаку, сбил борца с ног и в падении сдавил его в могучих объятиях. Некоторое время они так и лежали, оглушенный борец на лопатках, а сверху Дубинин. Потом Владимир Иванович повернул голову в сторону судьи и спросил:

«Витя, но что мне с ним дальше делать!»

А потом здесь же в Гавани, все вместе отметили Володину победу. Разошлись заполночь. Когда шли домой Виктор спросил Дубинина:

«Вова, как ты решился на это, не зная ни одного борцовского приема. Ведь если бы он успел сделать захват… »
«Так ведь не успел, а вообще я не мог проиграть. Как бы я потом посмотрел в глаза моим рабочим»

— ответил Владимир Иванович.