Бен Вейдер и Владимир Дубинин

В Ленинград ехали фешенебельной "Красной стрелой". Ужинали в вагоне ресторане, беседовали и наслаждались первоклассной кухней поезда №1 СССР. После рюмки другой Бен Вейдер разоткровенничался:

Всегда мечтал увидеть расцвет бодибилдинга в СССР. Уже в далеком 1955 я побывал в России и говорил с Николаем Романовым, крупным спортивным чиновником, о пользе бодибилдинга для спортсменов и просто людей, желающих быть здоровыми и сильными. Но тогда коммунистическая идеология не позволила восторжествовать здравому смыслу и, хотя я почувствовал интерес Романова к этой теме, дальше разговоров дело не пошло. Но потом наступила "Хрущевская оттепель" и положение изменилось. Ко мне стали приходить письма из разных уголков СССР и оказалось, что бодибилдинг живет в Советском Союзе. Я старался отвечать на все письма, давал советы по организации соревнований, мой брат Джо безвозмездно рассылал журналы «Маслбилдер», в которых были описаны тренировочные планы чемпионов, их диеты и приемы соревновательного позирования. Все это сыграло решающую роль в деле развития бодибилдинга в СССР. Мой брат Джо — отец бодибилдинга в СССР.
Дубинин слушал прочувственную речь живого "Бога бодибилдинга" и думал, что в действительности все было не совсем так:
Возможно братья Вейдеры отчасти и повлияли на развитие бодибилдинга в Прибалтике, но не в России. Здесь "отцом бодибилдинга" без всякого сомнения был Георгий Павлович Тенно. В 1968 г. вышла его великолепная книга "Атлетизм", там было все, что должен знать качок. Причем изложено без всякого рекламного мусора, четко и хорошим русским языком ученого и журналиста. А еще раньше, при его живейшим участии, были статьи в журнале "Спортивная жизнь России", где спортсмены и тренеры делились опытом, семинар в 1962 г. в Ленинграде. В Ленинграде был великолепный тренер Федер Феофанович Манько. Он дал путевку в мир атлетизма и мне. Но сейчас другие времена и от Бена действительно зависит, как будет дальше развиваться культуризм-бодибилдинг в СССР. Нужно, что бы ему понравилось пребывание в Ленинграде, приложено немало сил, да и денег, чтобы обеспечить эту встречу.
Встреча действительно удалась. Несмотря на относительно ранний час, "Красная стрела" пребывает в Ленинград в 8 утра, на вокзале гостей встречали член Горисполкома Николай Попов, представители Федерации атлетической гимнастики, спортсмены-культуристы. Были цветы и приветственные речи. Никогда Бена Вейдера не чествовали с такой помпой. Гостей усадили в лимузин "Чайка" и провезли по Невскому проспекту на набережную Невы и дальше в отель "Ленинград".

Кроме традиционного осмотра достопримечательностей "Северной столицы", Дубинин и Чайковский детально познакомили Вейдера и Сантоху с деятельностью Ленинградской федерации атлетической гимнастики, показали гостям ведущие атлетические клубы города и на примере первого женского первенства СССР по бодибилдингу продемонстрировали умение организовывать и проводить крупные соревнования такого уровня.

Впоследствии Бен Вейдер вспоминал:
Во время моего прибывания в СССР в 1988 г, я познакомился с Владимиром Дубининым. Официально в федерации он занимал должность главного судьи соревнований, но его полномочия простирались гораздо шире. Он явно являлся "мотором" двигающим развитие бодибилдинга в СССР. На мой взгляд Владимир Дубинин является моделью прогрессивного социалистического спортивного чиновника. Это человек широкой души, он умеет работать с большими объемами информации, что позволяет достигать результатов, которые он планирует.

В Ленинграде состоялось знакомство Вейдера, не без помощи Дубинина, с Виталием Лукьянченко, крупным в то время предпринимателем. Лукьянченко произвел на Вейдера сильное впечатление:

Он чрезвычайно умен, компетентен и трудолюбив и является примером нарождающегося в СССР класса бизнесменов. Виталий поделился со мной идеей организации в сердце Ленинграда спортивного оздоровительного центра. Его центр будет построен шведской строительной компанией и будет оснащен оборудованием рекомендованным Джо Вейдером. Центр будет самым большим в Европе и будет носить название
"Спортивно-оздоровительный центр Бена и Джо Вейдера"

Дубинин был в курсе этих планов, и в будущем проекте ему отводилась главная роль. Было потрачено много сил и времени, но проект не состоялся. Требовались большие деньги, но азартный игрок Виталий Лукьянченко после нескольких рискованных финанствых операций разорился.

Вечером в честь Вейдера и Сантохи устраивались банкеты в лучших ресторанах города, но по словам Вейдера больше всего ему запомнился "частный банкет" в доме Дубинина. Аня, жена Владимира Ивановича, вспоминает:

Я ужасно волновалась. Мы жили тогда на "Чайковской", вход в парадное со двора, пятый этаж, без лифта. Я говорила Володе: "Вейдер миллионер, наша квартира не подходит для приема." Но Володя всегда делает то, что сам решил. Тогда он сказал: "На западе личное жилье это "табу", домой приглашают только самый близких. Я собираюсь войти в число друзей Бена и хочу показать ему это с самого начала, он умный человек и поймет все правильно. А квартира у нас вполне подходит для на этой цели, не переживай."

Бен Вейдер в гостях у ДубининаБанкет удался на славу. На столе были исконно русские яства: налимья уха, телятина, поросенок с хреном, пироги с рыбой и мясом, красная и черная зернистая икра, огромный в пол стола осетр и, конечно, русская водочка особого разлива, прямо с Ленинградского ликерно-водочного завода, не поступающая в продажу, а доставляемая прямяком на столы высших номенклатурных работников. За столом обслуживали три вышколенных официанта из ленинградского ресторана "Тройка". Владимир Иванович произнес тост, в котором, отметив несомненные заслуги Бена Вейдера в развитии мирового бодибилдинга, высказал надежду, что советские спортсмены займут достойное место в когорте сильнейших бодибилдиров мира.

Было еще много тостов, захмелевший Бен Вейдер, обнял Дубинина за плечи, и назвал его своим сыном. В последствие, вспоминая об этой встречи в доме Владимира Ивановича, Вейдер произнес теплые слова в адрес супруги Дубинина:

Жена господина Дубинина - прекрасная и очаровательная хозяйка, которая умеет создать в доме теплую, непринужденную обстановку.