Бен Вейдер и Владимир Дубинин (первая встреча)

Накануне приезда Бена Вейдера в Москву, всегда уравновешенный, уверенный в себе Дубинин был взволнован. Исполнялась его самая сокровенная мечта — он увидит "бога" современного бодибилдинга, пожмет его руку и, возможно, станет его соратником на многие годы. Проделана большая подготовительная работа, на встречу приедут "качки" из разных районов нашей необъятной родины, Владимир Моисеевич Шутов (президент федерации атлетической гимнастики Москвы) и Леонид Алексеевич Остапенко (Председатель комиссии по агитации и пропаганде Федерации атлетической гимнастики СССР, зам. Председателя Московской Федерации атлетической гимнастики), на правах хозяев обеспечат пребывание гостя в столице, в частности, прохождение таможенного и паспортного контроля по протоколу для VIP персон, подобрана гостиница и составлено расписание приемов у важных чиновников от спорта — Гаврилина, (заместитель председателя государственного комитета СССР по Физкультуре и спорту), Смирнова(заместитель председателя Олимпийского комитета СССР) и Колесова (Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР).

Наконец долгожданный день наступил.

Бен Вейдер приехал в сопровождении своего ближайшего соратника Рафаэля Сантохи, не высокого, очень живого испанца, президента испанской Любительской Федерации бодибилдинга, с которым у Дубинина возникла крепкая мужская дружба и, который после смерти Бена Вейдера возглавил, не без помощи Владимира Ивановича, IFBB. После размещения в гостинице и посещения Красной площади обсудили плотное расписание пребывания гостей в СССР: два дня пребывания в Столице и затем — Ленинград.

Бен Вейдер оказался приветливым и открытым в общении человеком. Главную цель своего визита он сразу высказал без обиняков:

Я приехал, что бы убедить спортивных чиновников разрешить Федерации бодибилдинга СССР вступить в ряды IFBB!

Первый визит был нанесен Вячеславу Михайловичу Гаврилину, Заместителю председателя государственного комитета СССР по Физкультуре и спорту и вице президенту Национального Олимпийского комитета СССР. Поскольку Чайковский и Дубинин предварительно подготовили эту встречу она прошла не формально — по деловому. Вячеслав Михайлович тепло принял гостей и в обстоятельной беседе высказал мнение, что атлетическая гимнастика должна стать доступной для широких слоев населения и быть использована для для силовой подготовки спортсменов.

Столь же успешным оказался визит к председателю Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР, к будущему (с 1990 г) президенту Олимпийского комитета СССР, а затем и России, Виталию Георгиевичу Смирнову. Виталий Георгиевич высказал удовлетворение тем, что атлетическая гимнастика (бодибилдинг) признана в СССР официальным видом спорта. Он сказал:

— Бодибилдинг будет полезен и для улучшения силовой подготовки спортсменов всех видов спорта и как оздоровительная физкультура для широких слоев населения. Я приветствую присоединение Федерации атлетической гимнастики к IFBB.

Последняя официальная встреча в Москве состоялась в кабинете заместителя председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР Анатолия Ивановича Колесова. Анатолий Иванович, сам будучи атлетом, олимпийским чемпионом 1964 г в Токио по классической борьбе, отнесся к идее распространения в СССР атлетической гимнастики с пониманием и обещал всемерную помощь. Он поблагодарил Вейдера за его терпеливую непрерывную работу по развитию бодибилдинга в мире, в том числе и в странах социалистического лагеря, что привело к официальному признанию бодибилдинга властями СССР. Бен Вейдер в свою очередь обратился к Анатолию Ивановичу с просьбой о поддержать Дубинина и Чайковского, которые планировали, с согласия IFFB, провести в 1900 г первенство Европы по бодибилдингу в Ленинграде. Обещание в поддержке было получено. Вейдер, Сантоха, Чайковский и Дубинин покинули кабинет Колесова в приподнятом настроении, содействие чиновника от спорта такого ранга много значило для развития бодибилдинго в нашей стране.