Бодибилдинг в подвалах

Подписаться на эту рубрику по RSS

После Каунаса Владимир Иванович решил заняться бодибилдингом всерьез.

Стоя на сцене после победы над сильными парнями, видя восторг публики я вдруг понял, что атлетическая гимнастика — мое призвание. И дело не только том, что я победил и буду побеждать, а в том, что я хочу посвятить этому спорту всю мою жизнь.

Эти слова, сказанные Володей в конце 1968 года, показались мне тогда слишком патетическими. Однако, я был неправ. Владимир Дубинин никогда ничего не делал наполовину.С этого времени он начал готовить себя к роли будущего руководителя самого массового в настоящее время спорта — бодибилдинга. В Ленинграде, на Васильевском острове, в старом, типичном Петербургском особняке, располагался подростковый спортивный клуб "Факел". Дубинин организовал здесь секцию атлетической гимнастики и официально стал в ней тренером. В помощь себе он взял товарища по работе Аркадия Борисовича Комарова.

Я привожу воспоминания Комарова, постаравшись сохранить колорит его образной речи:

Я работал механиком во ВНИИРА (Научно исследовательский институт радиоэлектроники.) и мы, несколько человек, поднимали железо в помещении прачечной, недалеко от нашего института. Одна небольшая комната, гири, гантели и пара штанг. Было тесно и мы неохотно принимали новичков. Для этого нужно было нас чем нибудь удивить. Осенью 1967 появился Дубинин. Вова в первый же день поставил на штангу 55 килограмм и вырвал ее одной рукой, получив этим самым пропуск в наш "клуб". С его приходом все изменилось. "Дубсон" сразу заявил — нужен нормальный зал для тренировок и нашел его. Это был подростковый клуб "Факел", вблизи нашего института. В следующем году все «железо» мы перевезли в помещение клуба «Факел» на Гаванскую ул. Васильевского острова. Дубинин предложил стать тренером. Я не хотел, но уговаривать он умел. Оплачивали нас  по часам за месяц. У Дубинина было 70 часов — 70 рублей, у меня было 40 часов — 40 рублей. Так решили в Горспортсовете на ул. Халтурина . Нас там каждый год аттестовали. Аттестация шла от образования. У В.И. Дубинина образование тогда было — техникум, ему — 70 часов, у меня было 10 классов — мне 40 часов. Но мы с ним в зале «пахали»  с 16 часов до 20. У меня: понедельник, среда, пятница, а у него — вторник, четверг, суббота.

Дубинин и Липьянинен

Имея в своем распоряжении просторный светлый зал, Владимир Иванович приступил к ежедневным жестким тренировкам и начал создавать клубную команду для будущих выступлений. В то время практиковались три ростовые категории, и Дубинин нашел для низшей и средней категории Владимира Липьяйнена, Сергея Киреева и Сергея Кизина, из которых подготовил к 1971 году чемпионов СССР.

Все они от природы обладали выдающейся врожденной силой и работоспособностью. Володя Липьянен бегал из Гавани в пятницу после тяжелой тренировки до поселка Ропша, под Ленинградом (около 30 км), где у него жили родители, а вечером в воскресение обратно. И так круглый год. Он тренировался столь же упорно, как и Дубинин и часто они работали по одинаковым программам.

Сережа Киреев был удивительно пластичен и не имел равных в позировании. Работал на  Ленинградском Металлическом заводе лекальщиком высшего разряда. Во время Ельцинского безумного капитализма, когда даже это всемирно известное производство самых мощных в мире турбин было остановлено и основная часть работников уволена, его оставили на заводе и платили заработную плату, хотя работы не было. К сожалению, его дальнейшая судьба сложилась трагично. Закончив выступать в соревнованиях, Сергей продолжал тренироваться и я, встречаясь с ним в 90 годы, каждый раз убеждался, что время над ним не властно, он оставался мускулистым и сильным как в молодые годы. Но однажды вечером в парадном его дома, подонки наркоманы ударили его с сзади обрезком трубы по голове. Когда Сережу нашли, он лежал в луже крови, а рядом валялся его раскрытый кейс, из за которого, по видимому, на него и напали. Но ведь в кейсе Сергей носил только спортивный костюм. Он выжил, но после нескольких тяжелых операций ослабел духом и стал выпивать. Друзья спортсмены и семья помогли Кирееву справиться с этим недугом, он начал для здоровья тренироваться и сейчас, несмотря на солидный возраст, восстановил свои знаменитые бицепсы.

Сергей Кизин обладал совершенно необыкновенной силой.  Для Сергея не было проблемой несколько раз подтянуться на одной руке, а в борьбе на руках ему вообще не было равных. В студенческие годы, когда он с ребятами из своей группы ездил на Черное море, умение бороться на руках, пополняло их тощий бюджет. Кто нибудь из его товарищей отыскивал на пляже компанию  мужичков поздоровее и предлагал им за деньги побороться с Сережей на руках. 75 килограммовый Сергей легко укладывал шестипудового шахтера сперва правой, а потом и левой рукой. Надо сказать, что побежденные не только не впадали в обиду, но отдав Сергею проигранные рубли, угощали всю компанию легким местным вином из бочки на колесах, которое продавалось тут же на пляже. Кизин приседал на разы с 200 килограммовой штангой в нескольких подходах, а ведь ему редко удавалось набрать даже 85 кг собственного веса, т.к  от природы он был узкокостным. Однажды, я попросил Дубинина и Кизина помочь  перевести мне вещи из временного фонда, где мы с женой и ребенком прожили год в ожидании отдельной двухкомнатной квартиры после капитального ремонта нашего дома. Настроение было приподнятое, ведь до этого я жил в коммуналке. Лифт еще не подключили, но нас это не смущало, силенок было достаточно. Однако, когда Дубинин увидел среди моих вещей штангу и внушительную стопку блинов он помрачнел, перспектива бегать на 5 этаж с железом в руках ему была явно не по душе. «Сколько у тебя там всего?» спросил он. «160» ответил я. «Давай кинем монетку» сказал он Кизину, «Валера не в счет». Нести выпало Сереже, он присел, а мы положили ему 160 кг. на спину. Сережа с честью выполнил этот подвиг силы, но когда он глубоко присел перед дверью моей квартиры, чтобы мы сняли штангу, его джинсы, не выдержав напора вздувшихся мышц и  лопнули по швам.

Начиная с 1971 по 1975 гг. команда  клуба «Факел» была чемпионом Советского Союза по бодибилдингу.

В первой половине 70 г атлетизму в СССР был нанесен неожиданный удар. Сначала в газете «Советский спорт», а затем в «Комсомольской правде» появились статьи осуждавшие культуризм. Дмитрий Иванов Автором статей был спортивный журналист, в прошлом известный штангист, чемпион мира 1954 г — Дмитрий Иванов. В статьях осуждалась сама идея тренировок для создания мускулистого тела, а не ради килограммов, секунд или метров. В культуризме усмотрели идеи крайнего индивидуализма чуждые социалистическому обществу. В то время критическая публикация в прессе для партийных и государственных органов означала руководство к действию. Заведующая клубом потребовала от Дубинина в кратчайшие сроки освободить спортивный зал, где тренировались культуристы, и уволила его и Аркадия Комарова с должности тренеров. Но Владимира Ивановича этот демарш не застал врасплох. Еще только над культуризмом начали сгущаться тучи, молодой коммунист Дубинин пришел в Василеостровский райком партии, в отдел физического воспитания молодежи и предложил организовать спортивный клуб ОФП (общая физическая подготовка) для подростков, которые по тем или иным причинам еще не были приобщены к спорту. Пришел не с пустыми руками — с планом  занятий по дням на календарный год. В плане было указано, что целью тренировок для молодых людей является сдача нормативов на знак ГТО (Готов к Труду и Обороне). На груди у самого Дубинина сиял золотой значок ГТО, свидетельствовавший, что его хозяин сдал все нормы по верхнему пределу требований. Предложение Владимира Ивановича было рассмотрено на одном из партийных заседаний, одобрено и вынесено решение: «Дубинину подыскать место для будущих тренировок и позаботиться о спортинвентаре». Владимир Иванович получил на руки копию этого решения, в которое по его просьбе была включена рекомендация: «По мере возможности, оказывать Дубинину содействие». Место для будущего зала он присмотрел заранее — подвальное помещение  трехэтажного флигеля в двух шагах от его дома. Поскольку все «железо» в «Факеле» принадлежало нам, мы перевезли его в «Элладу» (так  Владимир Иванович назвал новый клуб) и незамедлительно начали ремонт. Сделали  раздевалку, тренерскую, душевую и туалет. Дубинин спроектировал станки, сделал чертежи и разместил заказы на близлежащих предприятиях. Добивался согласия на выполнение работ по разному: где показывал бумагу из райкома партии, где давил на сознательность: «нужно извлекать подростков из подворотен», а иногда в качестве оплаты выступал на детских спартакиадах в роли Спартака.

Владимир Иванович слова на ветер не бросал. Он получил право на «Элладу», потому что обязался приобщить к спорту мальчишек с улицы. Мы, «дубининские качки», развесили по Васильевскому острову в Ленинграде объявления о приеме в спортивный клуб «Эллада» ребят в возрасте от 12 до 17 лет и в течение 2 недель укомплектовали 4 группы по 15 человек каждая. Группы приходили на занятия 3 раза в неделю и тренировались в две смены, начиная с 17 часов. Поскольку мы оборудовали 2 зала, то в одном была молодежь, а в другом «старички». Впрочем, как только кто либо из молодых одолевал в жиме лежа или в приседаниях 120 кг, он получал «пропуск» в наш зал.

Найти язык с «уличными ребятами» для нас было не проблема — все мы в то время росли на улице. Даже моя будущая жена, воспитанию которой интеллигентные родители уделяли бездну времени (школа, игра на рояле, кружок в Эрмитаже, библиотека), в 10 лет гоняла на велосипеде по двору своего дома и близлежащим улицам Васильевского острова. Я полагаю, что если бы в то время кто то покусился на ребенка, шансы остаться в живых у него равнялись бы нулю.

Многие из наших воспитанников были хулиганистые ребята, но дальше уличных потасовок до «первой крови» дело не доходило. За ножик в кармане автоматически полагалось от 3 до 5 лет колонии. На улице было безопаснее, чем дома — дома папа мог выпороть ремнем или дать подзатыльник под плохое настроение.

Дубинин 2 раза в месяц на трамвае возил ребят на стадион им. В.И. Ленина, ныне «Петровский» и готовил к сдаче норм ГТО по легкоатлетическим дисциплинам. Чтобы показать пример, он сам регулярно выступал в соревнованиях по метанию гранаты и занимал первые места.

Летом Владимир Иванович проводил один месяцу с воспитанниками в Летнем спортивном лагере. На это время он получал на работе внеочередной оплачиваемый отпуск.

Из моего описания Дубинина может сложиться этакий образ непогрешимого «героя нашего времени», но он живой человек со всеми человеческими слабостями и промахами, только этих слабостей и промахов у него поменьше, чем это обычно бывает.