Подготовка к «Северодвинску»

Подписаться на эту рубрику по RSS

К 1972 коду, атлетическая гимнастика (сейчас — бодибилдинг) распространилась по всему СССР. В Северодвинск на первенство СССР в феврале 1972  приехали атлеты из Москвы, Ленинграда, Киева, Северодвинска, Казани, Таллинна, Вильнюса, Риги, Запорожья, Астрахани, Воронежа, Калинина, Калининграда, Саратова, Бреста и даже Якутска.

Северодвинск стал одним из центров бодибилдинга в СССР, благодаря двум ярким представителям этого вида спорта Александру Лемехову и Владимиру Хмулеву.

В начале 70 годов они входили в число ведущих атлетов СССР.

В 1971 году Дубинин, там же в Северодвинске, на первом официальном первенстве СССР по атлетической гимнастике, проиграл Лемехову, уступив ему в технической части состязания (жим лежа и приседания).

Владимир Иванович вспоминает:

Опередив Сашу на 20 кг. в жиме лежа, я не стал рисковать и остановился на 195 в приседаниях, а он заказал в последнем подходе 245 и успешно присел. Мое преимущество в позировании уже не могло компенсировать этот просчет, а ведь это время я был готов на 240 кг.

Учитывая этот промах, Дубинин особенно тщательно готовился ко второй встрече в Северодвинске. Он приходил в «Факел» каждый день и работал с большими весами, стараясь на тренировке хотя бы немного увеличить вес штанги. Грудь он качал тогда тремя упражнениями — жимом лежа, отжиманиями на брусьях (с весом 50 кг на поясе) и разведением гирь лежа на спине. Владимир Иванович очень ценил это упражнение. Он говорил:

«Гантели не работают в положении, когда руки подняты вертикально вверх, в этом положении грудные мышц выключены, в то время как шары гирь, находясь сбоку кистей, продолжают нагружать грудь».

Двухпудовых гирь  для этого упражнения не хватало, и он утяжелял гири блинами от штанги. В конце января Дубинин приседал за 250 кг. и жал на тренировках более 220. При столь напряженных тренировках, в образе его жизни ничего не изменилось: днем он работал в закрытом НИИ, после работы «Факел», воскресение дома с женой и дочкой. Я бы очень хотел написать, что-нибудь  в таком роде, как это часто пишут о чемпионах: «Володя полностью был сосредоточен на тренировке, никаких посторонних разговоров в зале, полная концентрация». Увы, этого не было. Между подходами Владимир Иванович прохаживался по залу, готовый посмеяться над интересной байкой, показывал ребятам ошибки в технике упражнений, подстраховывал, когда кто-то работал с предельным для себя весом. Ни надрыва, ни зубовного скрежета не было. Ничего не изменилось и в питании: Он по прежнему ел три раза в день, как все остальные люди. В его рационе не было даже обезжиренного творога «для массы», как у всех нас, так по его словам он не любил «сухую пущу». Я понимаю, что на фоне описаний причудливых диет современных чемпионов и советов питаться через каждые два часа (включая ночное время), то что я рассказываю, звучит диссонансом, но так оно и было. Может быть в то, как сейчас пишут «голодное время» были более качественные продукты?

Вот что пишет о способности усваивать «правильную пищу», http://poiski-s.narod.ru/shatalova/intervyu/intervyu4.htm кандидат медицинских наук, нейрохирург Галина Шаталова:

А вот выдержка из протокола, зафиксировавшего результаты другого эксперимента — четырехдневного пробега Академгородок — Барнаул, в котором участвовали 13 членов клуба любителей бега Сибирского отделения АН СССР (во время забега они питались по рациону разработанному Г. Шаталовой — мое примечание). В день они пробегали по 50 километров, затрачивая на каждый километр 4­—5 минут.
«Ежедневно до и после бега, — говорится в документе, — проводилось взвешивание участников с точностью до 50 граммов. За время пробега трое сохранили вес без изменения, четверо прибавили в весе от 0.7 до 2 килограммов». Чтобы читатель в полной мере оценил значение этого факта, скажу, что марафонцы, питающиеся по нормативам устаревшей теории, за одно соревнование теряют в весе до 3-4 килограммов».
Результаты эксперимента были восприняты ее сторонниками как гром среди ясного неба. Ведь по их представлениям 1200 килокалорий недостаточно даже для того, чтобы возместить минимальные энергозатраты организма, находящегося в состоянии полного покоя. А здесь такая колоссальная нагрузка! Но гром прогремел, и все осталось по-прежнему.

Наступило время подготовки программ позирования. И опять последнее слово было за Владимиром Ивановичем. Вместе с ним на соревнование должны были ехать Владимир Липьянин и Сергей Кизин. После основной тренировки все трое оставались в зале, подбирали музыку и отрабатывали связки между отдельными позами.