Становление Федерации

Подписаться на эту рубрику по RSS

В Ленинград ехали фешенебельной "Красной стрелой". Ужинали в вагоне ресторане, беседовали и наслаждались первоклассной кухней поезда №1 СССР. После рюмки другой Бен Вейдер разоткровенничался:

Всегда мечтал увидеть расцвет бодибилдинга в СССР. Уже в далеком 1955 я побывал в России и говорил с Николаем Романовым, крупным спортивным чиновником, о пользе бодибилдинга для спортсменов и просто людей, желающих быть здоровыми и сильными. Но тогда коммунистическая идеология не позволила восторжествовать здравому смыслу и, хотя я почувствовал интерес Романова к этой теме, дальше разговоров дело не пошло. Но потом наступила "Хрущевская оттепель" и положение изменилось. Ко мне стали приходить письма из разных уголков СССР и оказалось, что бодибилдинг живет в Советском Союзе. Я старался отвечать на все письма, давал советы по организации соревнований, мой брат Джо безвозмездно рассылал журналы «Маслбилдер», в которых были описаны тренировочные планы чемпионов, их диеты и приемы соревновательного позирования. Все это сыграло решающую роль в деле развития бодибилдинга в СССР. Мой брат Джо — отец бодибилдинга в СССР.
Дубинин слушал прочувственную речь живого "Бога бодибилдинга" и думал, что в действительности все было не совсем так:
Возможно братья Вейдеры отчасти и повлияли на развитие бодибилдинга в Прибалтике, но не в России. Здесь "отцом бодибилдинга" без всякого сомнения был Георгий Павлович Тенно. В 1968 г. вышла его великолепная книга "Атлетизм", там было все, что должен знать качок. Причем изложено без всякого рекламного мусора, четко и хорошим русским языком ученого и журналиста. А еще раньше, при его живейшим участии, были статьи в журнале "Спортивная жизнь России", где спортсмены и тренеры делились опытом, семинар в 1962 г. в Ленинграде. В Ленинграде был великолепный тренер Федер Феофанович Манько. Он дал путевку в мир атлетизма и мне. Но сейчас другие времена и от Бена действительно зависит, как будет дальше развиваться культуризм-бодибилдинг в СССР. Нужно, что бы ему понравилось пребывание в Ленинграде, приложено немало сил, да и денег, чтобы обеспечить эту встречу.
Встреча действительно удалась. Несмотря на относительно ранний час, "Красная стрела" пребывает в Ленинград в 8 утра, на вокзале гостей встречали член Горисполкома Николай Попов, представители Федерации атлетической гимнастики, спортсмены-культуристы. Были цветы и приветственные речи. Никогда Бена Вейдера не чествовали с такой помпой. Гостей усадили в лимузин "Чайка" и провезли по Невскому проспекту на набережную Невы и дальше в отель "Ленинград".

Кроме традиционного осмотра достопримечательностей "Северной столицы", Дубинин и Чайковский детально познакомили Вейдера и Сантоху с деятельностью Ленинградской федерации атлетической гимнастики, показали гостям ведущие атлетические клубы города и на примере первого женского первенства СССР по бодибилдингу продемонстрировали умение организовывать и проводить крупные соревнования такого уровня.

Впоследствии Бен Вейдер вспоминал:
Во время моего прибывания в СССР в 1988 г, я познакомился с Владимиром Дубининым. Официально в федерации он занимал должность главного судьи соревнований, но его полномочия простирались гораздо шире. Он явно являлся "мотором" двигающим развитие бодибилдинга в СССР. На мой взгляд Владимир Дубинин является моделью прогрессивного социалистического спортивного чиновника. Это человек широкой души, он умеет работать с большими объемами информации, что позволяет достигать результатов, которые он планирует.

В Ленинграде состоялось знакомство Вейдера, не без помощи Дубинина, с Виталием Лукьянченко, крупным в то время предпринимателем. Лукьянченко произвел на Вейдера сильное впечатление:

Он чрезвычайно умен, компетентен и трудолюбив и является примером нарождающегося в СССР класса бизнесменов. Виталий поделился со мной идеей организации в сердце Ленинграда спортивного оздоровительного центра. Его центр будет построен шведской строительной компанией и будет оснащен оборудованием рекомендованным Джо Вейдером. Центр будет самым большим в Европе и будет носить название
"Спортивно-оздоровительный центр Бена и Джо Вейдера"

Дубинин был в курсе этих планов, и в будущем проекте ему отводилась главная роль. Было потрачено много сил и времени, но проект не состоялся. Требовались большие деньги, но азартный игрок Виталий Лукьянченко после нескольких рискованных финанствых операций разорился.

Вечером в честь Вейдера и Сантохи устраивались банкеты в лучших ресторанах города, но по словам Вейдера больше всего ему запомнился "частный банкет" в доме Дубинина. Аня, жена Владимира Ивановича, вспоминает:

Я ужасно волновалась. Мы жили тогда на "Чайковской", вход в парадное со двора, пятый этаж, без лифта. Я говорила Володе: "Вейдер миллионер, наша квартира не подходит для приема." Но Володя всегда делает то, что сам решил. Тогда он сказал: "На западе личное жилье это "табу", домой приглашают только самый близких. Я собираюсь войти в число друзей Бена и хочу показать ему это с самого начала, он умный человек и поймет все правильно. А квартира у нас вполне подходит для на этой цели, не переживай."

Бен Вейдер в гостях у ДубининаБанкет удался на славу. На столе были исконно русские яства: налимья уха, телятина, поросенок с хреном, пироги с рыбой и мясом, красная и черная зернистая икра, огромный в пол стола осетр и, конечно, русская водочка особого разлива, прямо с Ленинградского ликерно-водочного завода, не поступающая в продажу, а доставляемая прямяком на столы высших номенклатурных работников. За столом обслуживали три вышколенных официанта из ленинградского ресторана "Тройка". Владимир Иванович произнес тост, в котором, отметив несомненные заслуги Бена Вейдера в развитии мирового бодибилдинга, высказал надежду, что советские спортсмены займут достойное место в когорте сильнейших бодибилдиров мира.

Было еще много тостов, захмелевший Бен Вейдер, обнял Дубинина за плечи, и назвал его своим сыном. В последствие, вспоминая об этой встречи в доме Владимира Ивановича, Вейдер произнес теплые слова в адрес супруги Дубинина:

Жена господина Дубинина - прекрасная и очаровательная хозяйка, которая умеет создать в доме теплую, непринужденную обстановку.

Накануне приезда Бена Вейдера в Москву, всегда уравновешенный, уверенный в себе Дубинин был взволнован. Исполнялась его самая сокровенная мечта — он увидит "бога" современного бодибилдинга, пожмет его руку и, возможно, станет его соратником на многие годы. Проделана большая подготовительная работа, на встречу приедут "качки" из разных районов нашей необъятной родины, Владимир Моисеевич Шутов (президент федерации атлетической гимнастики Москвы) и Леонид Алексеевич Остапенко (Председатель комиссии по агитации и пропаганде Федерации атлетической гимнастики СССР, зам. Председателя Московской Федерации атлетической гимнастики), на правах хозяев обеспечат пребывание гостя в столице, в частности, прохождение таможенного и паспортного контроля по протоколу для VIP персон, подобрана гостиница и составлено расписание приемов у важных чиновников от спорта — Гаврилина, (заместитель председателя государственного комитета СССР по Физкультуре и спорту), Смирнова(заместитель председателя Олимпийского комитета СССР) и Колесова (Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР).

Наконец долгожданный день наступил.

Бен Вейдер приехал в сопровождении своего ближайшего соратника Рафаэля Сантохи, не высокого, очень живого испанца, президента испанской Любительской Федерации бодибилдинга, с которым у Дубинина возникла крепкая мужская дружба и, который после смерти Бена Вейдера возглавил, не без помощи Владимира Ивановича, IFBB. После размещения в гостинице и посещения Красной площади обсудили плотное расписание пребывания гостей в СССР: два дня пребывания в Столице и затем — Ленинград.

Бен Вейдер оказался приветливым и открытым в общении человеком. Главную цель своего визита он сразу высказал без обиняков:

Я приехал, что бы убедить спортивных чиновников разрешить Федерации бодибилдинга СССР вступить в ряды IFBB!

Первый визит был нанесен Вячеславу Михайловичу Гаврилину, Заместителю председателя государственного комитета СССР по Физкультуре и спорту и вице президенту Национального Олимпийского комитета СССР. Поскольку Чайковский и Дубинин предварительно подготовили эту встречу она прошла не формально — по деловому. Вячеслав Михайлович тепло принял гостей и в обстоятельной беседе высказал мнение, что атлетическая гимнастика должна стать доступной для широких слоев населения и быть использована для для силовой подготовки спортсменов.

Столь же успешным оказался визит к председателю Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР, к будущему (с 1990 г) президенту Олимпийского комитета СССР, а затем и России, Виталию Георгиевичу Смирнову. Виталий Георгиевич высказал удовлетворение тем, что атлетическая гимнастика (бодибилдинг) признана в СССР официальным видом спорта. Он сказал:

— Бодибилдинг будет полезен и для улучшения силовой подготовки спортсменов всех видов спорта и как оздоровительная физкультура для широких слоев населения. Я приветствую присоединение Федерации атлетической гимнастики к IFBB.

Последняя официальная встреча в Москве состоялась в кабинете заместителя председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР Анатолия Ивановича Колесова. Анатолий Иванович, сам будучи атлетом, олимпийским чемпионом 1964 г в Токио по классической борьбе, отнесся к идее распространения в СССР атлетической гимнастики с пониманием и обещал всемерную помощь. Он поблагодарил Вейдера за его терпеливую непрерывную работу по развитию бодибилдинга в мире, в том числе и в странах социалистического лагеря, что привело к официальному признанию бодибилдинга властями СССР. Бен Вейдер в свою очередь обратился к Анатолию Ивановичу с просьбой о поддержать Дубинина и Чайковского, которые планировали, с согласия IFFB, провести в 1900 г первенство Европы по бодибилдингу в Ленинграде. Обещание в поддержке было получено. Вейдер, Сантоха, Чайковский и Дубинин покинули кабинет Колесова в приподнятом настроении, содействие чиновника от спорта такого ранга много значило для развития бодибилдинго в нашей стране.

Владимир Иванович Дубинин обладает редким даром легко заводить деловые контакты. Эта особенность проявилась у него еще в молодые годы, когда он возмужал и мимо него нельзя было пройти на оглянувшись. Начальникам он сразу внушал доверие, видимо у русского народа генетически заложено уважение к молодецкой стати и силе. В период учебы, в студенческих стройотрядах он сразу попал в руководители, хотя и не имел никакого практического опыта работы, на службе в НИИ Радиоэлектроники он поразительно быстро получил должность начальника участка, хотя ему стукнуло 20 совсем недавно. Конечно дело было не в одной внешней фактуре, при общении с Дубининым бросается в глаза его рассудительность, привычка внимательно слушать собеседника, уважение к чужому мнению и в то же время умение спокойно и убедительно, без излишней горячности, изложить свою точку зрения. Рядом с Владимиром Ивановичем чувствуешь себя как за каменной стеной, он из тех о ком в народе говорят: "С ним я бы пошел в разведку"

Тогда в далеком 1988, все помыслы Дубинина были связаны с Беном Вейдером. Поскольку Чайковский так же хотел с ним лично познакомиться, было решено устроить визит Вейдера в Россию. Нужно было одновременно решить несколько задач: получить приглашение от Госкомспорта СССР, составить программу программу пребывания высокого гостя в Москве и в Ленинграде и достать деньги на обеспечение визита.

Василий Васильевич Чайковский, имевший многочисленные знакомства в высших спортивных кругах отчетливо представлял, что с приглашением могут возникнуть определенные проблемы:

— Госкомспорт СССР сейчас возглавляет Марат Владимирович Грамов, наверно, к нему обращаться напрямую не стоит, попробуем через его заместителя Вячеслава Михайловича Гаврилина, он из бывших журналистов, на столь высокой должности не очень давно и не потерял еще привычку общаться с людьми лично и письменно.
— Ну что же, ты в этих делах мастер, давай действовать через Гаврилина. Сразу пишем или попробуем поговорить лично.
— Думаю, с ним надо поговорить лично. Мне Слава Колосков кое что рассказывал о Гаврилине: бывший военный, работал в газете "Красная звезда", наверняка в КГБ, протеже Марата Грамова. Колосков говорит, что в спорте он не очень разбирается. Его нужно сначала убедить, что встреча с Вейдером будет полезна. Скорее всего это будет не так просто.

Однако прием у Гаврилина прошел на редкость удачно. Вячеслав Михайлович оказался простым в общении человеком. О внимательно выслушал аргументы Чайковского в пользу развития бодибилдинга в нашей стране и приезда Вейдера в СССР:

— культуризм это современная революция в физкультурном движении. Я говорю это с полной ответственностью, как ученый, научные интересы которого лежат в области физиологии спорта. Занятия атлетической гимнастикой доступны для любого возраста, позволяют очень точно дозировать нагрузку, находят применения как в оздоровительной физкультуре, так и в большом спорте. Сейчас современная спортивная наука утверждает, что атлет практикующий силовою подготовку в стиле культуризма, при прочих равных условиях будет иметь преимущество.
— А как же пресловутые "дутые мышцы" как писал мой бывший коллега из "Советского спорта"
— Это не соответствует истине. В этой статье Дмитрий Иванович выполнял социальный заказ, хотя он как ни кто другой знал цену тренировки в стиле атлетизма. Он тренировался не три раза в неделю, как тогда было принято для штангистов уровня сборной СССР, а ежедневно, да еще 2-3 раза в день — типичная раздельная тренировка по Вейдеру. Спросите Дубинина, его первый тренер Федор Феофанович Манько был наставником Иванова.
— Да это верно. От "кача" растут большие и сильные мышцы. Я в начале мог поднять стоя на бицепс 20 кило, а сейчас мой тренировочный вес в этом упражнении 90 кг, по 10 раз в подходе и с 250 кг. на "дутых мышцах" не присядешь.
Вячеслав Михайлович с явным удовольствием посмотрел на мощную, ладную фигуру Дубинина, сидящего напротив, и сказал:
— Хорошо, ближе к делу. Какую пользу мы получим от посещения Беном Вейдером нашей страны?
— Для развития атлетической гимнастики в СССР необходимо, что бы наша Федерация вступила в ряды IFBB, которую основал и является бессменным президентом Бен Вейдер. Это откроет путь нашим атлетам ко всем крупным международным состязаниям, которые проходят под эгидой IFBB. Не за горами время, когда культуризм, по американски — бодибилдинг, станет олимпийским видом спорта и тогда мы сможем успешно пополнять копилку наших олимпийских медалей. Вы не хуже нас знаете, что крупные соревнования являются для спортсменов самым мощным тренировочным стимулом.

По видимому, доводы Чайковского и Дубинина оказались достаточно убедительными и Бен Вейдер получил от Госкомспорта СССР приглашение посетить Советский Союз.

Оставалось решить денежный вопрос. Нужно было достойно, по русски, встретить высокого гостя и средств, выделенных Госкомспортом, для этого было явно недостаточно. Дубинин созвонился с Виталием Никифоровичем Лукьянчеко и они встретились в ресторане гостиницы "Европейская". После обычных в таких случаях обмена общими фразами, Дубинин спросил:

— Виталий Никифорович, помню Вы интересовались бизнесом в сфере культуризма, этот интерес еще присутствует?.
— Еще как! Я начинаю грандиозный проект. В центре Ленинграда, недалеко от цирка, буду строить большой спортивно-оздоровительный центр. Наряду с саунами и бассейном, там будет зал для атлетической гимнастики, набитый тренажерами и штангами. Если пожелаешь, в этом деле найдется и для тебя местечко.
— Ну что же, тогда эта встреча прямо в точку. По нашей с Чайковским просьбе Госкомспорт пригласил в СССР Бена Вейдера, президента IFBB и, если это для Вас представляет интерес, мы Вас с ним познакомим. Вы из первых рук получите информацию, как организовать ваше предприятие по лучшим американским стандартам.
— Прекрасно, Володя! Я буду тебе обязан. Как принять Вейдера здесь, в Ленинграде, не беспокойся, я все обеспечу.

На этом и порешили. Посидели еще немного, поговорили о разном, вкусно пообедали и разъехались каждый по своим делам.

1998 год был исключительно важным в жизни Федерации атлетической гимнастики СССР. Работать начали интенсивно, без раскачки: было запланировано и проведена серия больших спортивных мероприятий. Дубинин и Чайковский придерживались одинакового мнения о дальнейшем пути ее развития — вступить в ряды IFBB.

Правда цели при этом у них были совершенно разные. Для Владимира Дубинина вступление отечественной Федерации атлетической гимнастики в Вейдеровскую организацию означало выход наших атлетов на международную арену, использование пути развития IFBB для работы Федерации атлетическй гимнастики СССР, налаживание международных контактов в мире бодибилдинга, приобретение опыта проведений крупных соревнований и многое другое.

Для Чайковского, как это стало ясно позднее, контакты с Беном Вейдером и другими руководителями IFBB необходимы были для эмиграции в США.

Дубинин уже в 70 годы прошлого века мечтал помериться силами с лучшими атлетами мира. В то время это было мало реально, но мы часто говорили о самых крупных международных турнирах по культуризму: Мистер Олимпия (IFBB) и Мистер Универсум (NABBA). Владимир всегда тяготел к IFBB. Я часто видел в его руках небольшой по объему черно-белый Информационный бюллетень IFBB. В нем содержалась только техническая информация: где и какие соревнования будут проводиться в текущем году, какие новые страны вступили в IFBB, изменения в правилах судейства, рекомендации для национальных федераций и многое другое в этом же роде.

Для нас же главной притягательной силой были яркие, глянцевые журналы Джо Вейдера, которые регулярно поступали от Ефима Фегина, известного в Ленинграде культуриста-диссидента, из Тюмени от Евгения Колтуна и из других неизвестных мне мест. В журналах были тренировочные программы тогдашних чемпионов и диковинные диеты, в которых фигурировали недоступные нам суперпротеины, мясо тунца и соки экзотических тропических фруктов. Эти соки нужно был пить пинтами.

Володя бегло просматривал эти журналы, но по моему, в них его интересовали в основном элементы позирования чемпионов во время подготовки к соревнованиям и во время выступлений. На описании чемпионских методик наращивания мускулатуры его взгляд не задерживался.

Тренировался он всегда по своему, полностью доверяя сигналам своего тела. Я уже писал, что тренинг Дубинина с самого начала был брутальным: около 60 подходов за тренировку и каждый подход до отказа. Результаты были на лицо — он становился больше год от года. Володя любил повторять: "Добиться можно всего, что захочешь, нужно только действительно захотеть и потом действительно упереться ".

Дубинина уже тогда интересовал Вейдоровский подход к организации работы IFBB и, когда в 1987 г была образована Федерация атлетической гимнастики СССР, Дубинин и Чайковский начали искать личной встречи с Беном Вейдером.

Чайковский послал от имени Федерации Бену Вейдеру письмо, следующего содержания:

Дорогие Друзья,
Это сообщение адресовано всем, для кого бодибилдинг стал способом жить и думать.
Я хотел бы разделить c Вами нашу большую радость — бодибилдинг получил официальное признание в Советском Союзе, и мы готовы присоединиться к IFBB.
Это историческое событие стало действительностью из-за новых революционных событий в Советском Союзе, благодаря "перестройке". Наряду с этим большую роль сыграли усилия основателя и президента IFBB доктора философии Бена Вайдера.
Современники обычно недооценивают историческую значимость ежедневной работы лидеров, которые прокладывают путь к будущему. В начале 1955 года Советский Союз впервые пригласил г-на Вайдера для ознакомления с новым видом спорта — бодибилдингом. Тогда наши спортивные лидеры не приняли бодибилдинг из-за идеологических соображений. Но постепенно, шаг за шагом, г-н Вайдер проложил путь к развитию бодибилдинга в нашей стране.
Мы прошли трудный путь, отстояли наше право заниматься открыто любимым видом спорта и теперь говорим: "Мы хотим быть в дружной семье IFBB!"
Мы верим, что бодибилдинг является спортом будущего, он стремительно развивается под руководством президента IFBB Бена Вейдера и мы знаем, что рано или поздно он станет Олимпийским видом спорта.
Мои наилучшие пожелания всем членам IFBB.
В. Чайковский
Президент
Федерации Бодибилдинга СССР

Бен Вейдер незамедлительно ответил на это письмо: "Несмотря на свою занятость, я готов приехать в СССР этим летом для для обсуждения возможности вступления Федерации атлетической гимнастики в IFBB."

Самым значительным событиями 1988 года для Федерации атлетической гимнастики СССР был приезд президента Международной Федерации Бодибилдинга (IFBB) Бена Вейдера в СССР и Первенство мира по бодибилдингу в Австралии с 11 по 16 октября в г. Брисбен.

Дубинин с Василием Степановичем Чайковским, президентом Федерации атлетической гимнастики СССР, организовали визит Вейдера и его заместителя Рафаэля Сантоха в Советский Союз, их встречу с руководителями спорта в Москве и Ленинграде. Во время поездки Дубинин и Чайковский сопровождали гостей, ознакомили их с планами Федерации по развитию бодибилдинга в нашей стране и с достопримечательностями обеих столиц. Вейдер остался доволен приемом и пригласил команду СССР на первенство мера, а Дубинина с Чайковским заверил, что на предстоящим в Брисбене конгрессе IFBB он поставит вопрос о включении Федерации атлетической гимнастики в состав IFBB.

Теперь нужно было получить разрешение. Чайковский обратился к председателю Спорткомитета СССР Марату Владимировичу Грамову с просьбой разрешить поездку. Грамов пообещал рассмотреть вопрос и уехал в заграничную командировку. Время было в обрез и ждать возвращения Грамова было нельзя. В характере Василия Степановича всегда присутствовали авантюрные черты и иногда это приносило успех в делах.Так случилось и в этот раз. Чайковский записался на прием к заместителю Грамова Леониду Вадимовичу Драчевскому с тем же вопросом и при разговоре скромно заметил, что разговаривал с Грамовым и тот отнесся к поездке нашей команды положительно, но уехал в командировку, а чемпионат мира не будет ждать его возвращения. Драчевский отнесся с пониманием и подписал разрешение, сказав при этом, что вопросы финансирования участники поездки должны решить самостоятельно.

Эту задачу Дубинин взял на себя и в качестве спонсора привлек Виталия Никифоровича Лукьянченко, по тем временам весьма состоятельного бизнесмена, владельца первого в Ленинграде кооператива по пошиву обуви. Познакомились они в мае 1987 г., когда Дубинин организовал в Ленинграде турнир «Белые ночи». Лукьянченко тогда заинтересовался перспективой развития бодибилдинга в СССР, поверил в его коммерческое будущее и обещал спонсировать соревнования и связанные с ними мероприятия. Через Дубинина он познакомился в Вейдером и в последствии неоднократно побывал в Америке.

По итогам первого кубка СССР в июне 1988 г. в Ленинграде, для участия в первенстве мира были отобраны 5 спортсменов: Станислав Поляков (Латвия, категория 70 кг), Валерий Богданович (Белоруссия, категория 80), Александр Васин (Ленинград, категория 90 кг), Викторас Юцис и Саулюс Мисявичус (Литва, категория 90 кг)

Казалось бы, все складывается как нельзя лучше. Однако, нашу команду ждал большой сюрприз. Все собрались в Москве в ожидании отлёта. Госкомспорт выдал участникам поездки форму сборной СССР, что по тем временам значило многое — бодибилдинг становится в СССР признанным видом спорта. Но время шло, дата начала первенства мира приближалась, а виз все не было. При каждом посещении ОВИР ответ был одинаков: Не поступило разрешение из Управления международных связей Госкомспорта СССР.

Ждать больше было нельзя и Дубинин сказал Чайковскому что нужно идти к начальнику управления и выяснять в чем задержка. Тот был против т. к. считал, что Управление международных связей не то место, где можно что-либо выяснять и добиваться, но согласился его сопровождать.

В управление пришли незадолго до окончания обеденного времени и стали ждать перед дверью кабинета. Прождали около получаса. Наконец в сопровождении трех сотрудников появился и сам начальник. Дубинин обратился к нему со словами:

— Дмитрий Иванович, мы руководители сборной СССР по атлетической гимнастике. Команда должна выступить на первенстве мира в Австралии, все сроки вышли, а разрешения на выдачу виз от Вас в ОВИР не поступило.

Прохоров холодно ответил:

— Раз не поступило, значит не поедете

— и собрался войти в кабинет.

На мгновение обида захлестнула Владимира Ивановича mdash; столько сил было затрачено на подготовку, срывалось вступление нашей федерации в IFBB, что он скажем ребятам, которые приехали в Москву и ждали в гостинице отлета. Непроизвольно он воскликнул:

— Послушайте меня, это не возможно! Ребята столько готовились! Я на колени перед Вами встану! Оставьте нас, но разрешите поехать спортсменам!

Краем глаза Дубинин увидел как, побледнел Чайковский и оторопели сотрудники Прохорова. Однако, Дмитрий Иванович отреагировал совершенно неожиданно:

— Ну зачем же на колени, пройдемте, я вам кое-что покажу.

Мы вошли в кабинет, Прохоров вынул из тола лист бумаги и протянул Дубинину—

— Читайте!

Он взял письмо, там черным по белому было написано: Чайковский и Дубинин— предатели Родины, они собираются остаться в Австралии, а потом, перебраться в США и еще много всякой гадости про нас, а в конце стояла подпись— Артур Рожков. И тут Дубинин непроизвольно рассмеялся, это была явная подделка. Артур— замечательный человек, преданный железному спорту. Он поддерживал федерацию во всех ее начинаниях, радовался предстоящему дебюту нашей команды за рубежом. Он успокоился и твердо сказал:

— Артур это не писал и я могу это доказать. Разрешите позвонить ему в Могилёв.

На что Дубинин рассчитывал, он и сейчас не может сказать. В те времена домашний телефон был редкостью и его поставили Артуру только накануне. Владимир Иванович даже не знал подключен ли телефон. Прохоров протянул ему трубку, Дубинин набрал номер и услышал голос Артура. В двух словах он изложил суть дела и, не вешая трубку, передал ее Дмитрию Ивановичу. Тот задал несколько вопросов, повесил трубку и дал указание секретарше подготовить для ОВИР разрешение на выдачу виз.

— Можете лететь в Австралию, но без литовцев, на них тоже пришло письмо, из Литвы, но уже по другой линии.

Летели на Боинге через Сингапур. Все было в новинку. Шикарный самолет, красивые стюардессы, бесплатные напитки, в том числе и крепкие.

В Сиднее, была пересадка для перелета в Брисбен и нужно было переехать в другой аэропорт на миниатюрном монорельсовом поезде, поездка на котором стоила два доллара с человека. У всех была небольшая сумма американских долларов, но хотелось использовать их более продуктивно. Василий Степанович солидно достал из бумажника русскую десятку и сказал водителю:

— Мы не успели поменять деньги, опаздываем к нашему рейсу, возьмите русские рубли, это более тяжелая валюта, рубль стоит 80 центов, поменяв их в банке по официальному курсу, Вы получите 12 американских долларов.

Наши, наверное, были первые русские, которых видел водитель, он взял десятку и довез их до аэропорта. По поводу рублевой стоимости доллара Чайковский сказал правду, именно по такому курсу обменяли в Москве рубли на доллары. Другое дело, как относились к рублям банки Сиднея?

После приземления в Брисбене, на фирменном автобусе отеля приехали в Фешенебельный пятизвездочный отель Шератон Мираж, расположенный на берегу океана в окружении тропических садов, в районе пляжа Main Beach.

Прямо из автобуса нашу группу проводили в конференц-зал где проходил очередной конгресс IFBB. Когда наша команда вошла, все встали и Бен Вейдер произнес прочувственную речь. Он сказал, что из всех присутствующих русские совершили самое длинное путешествие, чтобы принять участие в первенстве мира и вступить в ряды IFBB. В этот же день Федерация Атлетической гимнастики СССР, единогласно была принята в состав IFBB. Дубинин с Чайковским побеседовали с братьями Вейдер и пообщались с членами конгресса.

Ночью, несмотря на усталость, Владимир Иванович долго не мог уснуть, события прошедшего дня ярко отображались в сознании и не верилось, что все это происходит на яву.

Следующий день был началом соревнования. На автобусе приехали в Брисбен на территорию Всемирной промышленной выставки, которая проходила в это время в Австралии. Выйдя из автобуса, осмотрелись в некотором недоумении, никаких признаков грядущего шоу не наблюдалось. Внезапно на открытую площадку въехало несколько огромных сверкающих лаком грузовиков и как по мановению волшебной палочки возник просторный зал с ярко освещенной сценой, помещениями для разминки, судейской ложей и кабинками для журналистов.

Мы не завоевали на этом соревновании первых мест, но такой задачи и не стояло. Нужно было осмотреться, понять какие требования предъявляют соревнования такого уровня к подготовке команды, завести нужные связи и наконец стать полноправными членами IFBB. Лучшим из наших стал Валерий Богданович, занявший 9 место. Однако, в командном позировании наша команда была четвертой.

Победителями первенства мира вБрисбене, Австралия 1988г. стали: Павел Яблонски— Чехословакия, Рене Жанвьер— Гаити, Андреас Мюнцер— Германия

После удачного проведения турнира "Белые ночи", Дубинин и Чайковский, получили в лице Романа Павловича Мороза, руководителя Всесоюзной комиссии по атлетической гимнастике, надежную поддержку в высших кругах спортивной бюрократии. Роману Павловичу все понравилось в прошедшем соревновании: четкая организация, квалифицированное судейство, очень сильный состав участников, красочность зрелища, обилие зрителей и освещение события в прессе. Владимир Иванович вручил ему памятную медаль и в сопроводительной речи дипломатично отметил заслуги Мороза в деле развития атлетизма в СССР. Но неожиданно Роман Павлович, который задержался у родственников в Ленинграде, умер.

Из Москвы пришла бумага, в которой указывалось, что в подмосковном городе Кубинка созывается всесоюзный семинар тренеров и специалистов по атлетизму , на котором будет подведены итоги работы комиссии по атлетической гимнастике за прошлые годы и будет выбран новый председатель комиссии. На конференцию приглашались представители от всех регионов СССР. От ленинградской федерации выехала самая большая делегация, которую возглавили Дубинин и Чайковский. Выехали на 5 машинах, тогда это были жигули, ранним утром. Московское шоссе в эти часы было пустым и поэтому скорость держали по максимуму. "Девятка" Дубинина была первой в группе, когда внезапно у нее открылся капот и ударил по ветровому стеклу, полностью закрыв обзор. Казалось катастрофа неминуема. Однако, Дубинин сумел остановить машину на правой стороне дорожного полотна. Здесь в полной мере проявилось его удивительное свойство в экстремальной ситуации принимать единственно правильное решение.

Я сделал все на «автомате», ориентировался по обочине, удерживая машину на своей полосе.

Умение действовать мгновенно и правильно не раз выручало Владимира Ивановича в самых различных жизненных ситуациях.


Это имело место и на историческом для бодибилдинга России совещании в Кубинке. На Всесоюзном семинаре тренеров и специалистов по атлетической гимнастике 10-13 августа 1987 года собрались 96 человек из 35 городов 11 союзных республик. Большинство присутствующих ясно не представляли себе задачи мероприятия. Над всеми довлела «совковская» привычка выполнять указания вышестоящих товарищей и не высовываться, и, поэтому когда представитель Спорткомитета СССР Валерий Тамарлаков предложил целью настоящего совещания организацию комиссии по рассмотрению вопроса «возможности развития атлетической гимнастики (бодибилдинга) в нашей стране, зал инертно, выжидательно замер. И тогда встал Дубинин и сказал:

Зачем создавать еще одну комиссию?. Сейчас, здесь, мы имеем наиболее полное собрание представителей нового, бурно развивающегося в нашей стране вида спорта и вполне можем решить дальнейшие пути его развития. Мы в Ленинграде организовали Федерацию атлетической гимнастики и такая форма работы оправдала себя. Предлагаю прямо сейчас поставить вопрос об организации Федерации атлетической гимнастики СССР, избрать ее председателя и руководящий состав. Целью будущей федерации является привлечение широких слоев населения к активному занятию атлетической гимнастикой, пропаганда здорового образа жизни и подготовка спортсменов высшей квалификации, способных достойно представлять нашу родину за рубежом. Комиссия с туманной перспективой нам не нужна!

И зал взорвался аплодисментами, все словно проснулись и дружно поддержали Дубинина.  На должность президента Федерации съезд предложил Юрия Петровича Власова, великого русского спортсмена, возглавлявшего в то время  Федерацию тяжелой атлетики СССР, его заместителем избрали Василия Степановича Чайковского.

Теперь нужно было сделать два следующих шага: получить согласие Власова принять предлагаемую ему должность и утвердить Федерацию в Госкомспорте СССР. Дубинин созвонился с Юрием Петровичем и получил приглашение встретиться с ним в домашней обстановке. Они долго беседовали в заполненном книгами кабинете спортсмена, писателя и политического деятеля. Владимир Иванович сумел ясно изложить цели и задачи будущей Федерации и Власов согласился ее возглавить, несмотря на свою занятость. Даже в период гонения на культуризм, Юрий Петрович поддерживал эту форму силовой тренировки, доказывая своим коллегам штангистам, что работа на мышечный объем полезна для здоровья, дает человеку силу и выносливость.


В 1987 году Власову был 51 год, однако он сохранил огромную силу, мощную мускулатуру м для здоровья регулярно тренировался. На фотографиях рядом с Дубининым это хорошо видно.

Теперь предстояло утверждение новой федерации на президиуме Госкомспорта СССР. На коллегию отправились втроем: Власов, Чайковский и Дубинин.

Вот как рассказывает об это событии Владимир Иванович:

Мы поделились опытом работы Федерации в Ленинграде, рассказали об успешном проведении масштабного соревнования, турнира "Белые ночи", подчеркнули хозрасчетный характер Ленинградской федерации. После нашего доклада, на сцену вышел чиновник, который тогда курировал спорт от ЦК КПСС и заявил: «Опять культуристы поднимают голову! Нашему народу этого не надо! С культуризмом надо покончить раз и навсегда!» Ситуация создалась просто критическая, и тогда – никогда этого не забуду – встал председатель Национального Олимпийского комитета Виталий Смирнов и поддержал нас. Кстати, и известные спортсмены-штангисты, не думая ни о какой конкуренции, тоже нас поддержали.

Юрий Петрович Власов возглавлял Федерацию атлетизма СССР около года, сыграв большую роль в деле ее основания.

Бен и Джо Вейдеры родились в Канаде и уже в детском возрасте приобщились к

Ben

спорту. Бен занимался боксом, а Джо тяжелой атлетикой. Оба достигли хороших результатов на национальном уровне. Во время войны Бен Вейдер воевал против Гитлера в вооруженных силах Канады на Западном фронте, где служил в разведке и принимал участие в спасение летчиков, оказавшихся на вражеской территории. Вернувшись на родину он обнаружил, что брат с головой окунулся в теорию и практику силовых тренировок: Джо издавал журнал, посвященный бодибилдингу, занимался вопросами специального питания для бодибилдеров и тренировал атлетов.

Бен подключился к работе брата и со свойственной ему энергией организовал в Монреале турнир по бодибилдингу, на котором был сделан акцент не на демонстрацию силы,как это было принято в то время, а на красоту и мощь телосложения атлетов. Шоу имело бурный успех, братья Вейдер поняли, что у бодибилдинга есть большое будущее и решили посвятить себя его развитию. Они пророчески увидели идеалы человека завтрашнего дня: выглядеть спортивно и сохранять несмотря на годы крепкое красивое тело.

В 1946 году Бен зарегистрировал Международную Федерацию Бодибилдинга (IFBB), в которую вошли Канада и США. Новая федерация быстро расширяла свое влияние на американском континенте, однако, Бену Вейдеру этого было мало. Он в душе всегда был спортсмен, хотел видеть в развитии красивого, атлетического тела универсальный вид спорта и понимал, что только интернациональный характер IFBB может осуществить его мечту - включить бодибилдинг в программу Олимпийских игр. Забегая вперед, скажу, что Дубинину удалось это сделать и целых 2 года бодибилдинг числился в кандидатах на прием в Олимпийские игры. Вейдер начинает свою знаменитую одиссею по всему миру. Постепенно возникла империя бодибилдинга с едиными правилами организации соревнований, судейства и строгим допинг-контролем.

За свою жизнь он объехал более 100 стран и везде, где он побывал возникала национальная федерация IFBB.

В 1955 году Бен Вейдер едет в Европу и посещает страны Социалистического содружества - Чехословакию и Польшу, затем и Советский Союз.

В СССР Бен Вейдер приехал по приглашению Председателя Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР Николая Николаевича Романова. Николай Николаевич заинтересовался силовой подготовкой атлетов по системе братьев Вейдер. Советские спортсмены стремительно выходили на международную арену. На Олимпийских играх в Хельсинки в 1952 году они заняли второе место, отстав от американцев всего на 5 очков. Романов долго беседовал с Вейдером, ему понравился Вейдоровский метод развития мышечной массы и силы атлетов, но на предложение Вейдера признать культуризм видом спорта он вежливо отказался. Николай Николаевич организовал поездку Бена Вейдера по нашей стране

В Киеве Вейдер встретился с знаменитым штангистом, тренером сборной СССР Яковым Григорьевичем Куценко. Яков Григорьевич вспоминал:

Приехав в Советский Союз, Бен Вейдер пожелал встретиться со мной в Киеве. Меня представили высокому русоволосому человеку о энергичным и приятным лицом. Мы великолепно провели вместе три дня, и я сделал все, чтобы Киев запомнился гостю из Канады как самый прекрасный город в мире. Вероятно, это мне удалось, потому что с тех пор уже прошло более пятнадцати лет и в каждом письме Вейдер вспоминает о Киеве и мечтает еще раз побывать здесь.

Однако, прошло много лет прежде чем Бен Вейдер вновь посетил Советский Союз. Осенью 1987 г была официально утверждена Федерация атлетической гимнастики СССР и Чайковский с Дубининым приложили немало усилий, чтобы осуществить эту поездку

22.05.12  Продолжение следует

Закончив выступать в соревнованиях, Владимир Дубинин не ушел из бодибилдинга. Правда теперь для спорта оставалось еще меньше времени. Пришло время перестройки, Горбачев начал внедрять принципы рыночной экономики: появились кооперативы — первые частные предприятия в стране. Дубинин со свойственной ему энергией взялся за дело и сумел в весьма непростых условиях заложить основу своего будущего благосостояния. В это период он работал по 12 часов в сутки и все же ухитрялся выкраивать время для тренировок, сохраняя хорошую форму.

Несмотря на гонения со стороны властей, культуризм продолжал жить в Советском Союзе. В Ленинграде продолжали работать такие спортивные залы как «Атлант», «Эллада», «Монолит», в Тюмени успешно под руководством Евгения Колтуна успешно продолжал работать атлетический клуб “Антей”, в Прибалтийских республиках — Литве, Латвии и Эстонии проводились соревнования и Дубинина неизменно приглашали на них в качестве судьи и он был в курсе всех событий в мире бодибилдинга в нашей стране и за рубежом.

В этот период Владимир Иванович встретился с Василием Степановичем Чайковским, доктором наук, специалистом в области физиологии спорта, работавшим в ЛНИИФК (Ленинградском научно исследовательском институте физической культуры) над проблемой допингового контроля. Познакомил их близкий друг Дубинина, известный в Питере «качок», Аркадий Колтун, брат Евгения Колтуна, аспирант ЛНИИФК, изучавший возможности использования эхокардиографии для исследования системы кровообращения спортсменов. Он рассказал Владимиру Ивановичу о докторе наук, который помимо всего прочего «качается» для здоровья в спортзале при Политехническом институте. Эта встреча оказалась полезной для них обоих. Чайковский всесторонне образованный, чрезвычайно энергичный человек, имел обширные связи в спортивном, научном и деловом мире. Дубинин был первым в мире культуризма СССР имел деньги, которые был готов вкладывать в любимый спорт. Оба предвидели, что в связи с новой экономической политикой, государство перестанет как прежде опекать физкультурное движение в стране, исчезнут спортивные секции и образовавшуюся нишу займут платные тренажерные залы. Помимо этого Чайковскому было ясно, что финансирование спортивной науки скоро сойдет на нет и нужно искать новое поле деятельности вне рамок института.

Дубинин и Чайковский стали часто встречаться. Владимир Иванович, который к этому времени уже руководил собственным бизнесом и мог планировать свое время, обычно приезжал к Чайковскому на Крестовский остров, где на проспекте Динамо располагался ЛНИИФК, старейшее в России научно-исследовательское учреждение спортивного профиля, и они часами обсуждали перспективы внедрения и развития бодибилдинга в нашей стране.

Оба исходили из убеждения, что если и существует универсальный массовый спорт, который может принести пользу любому человеку, независимо от его природных возможностей  и возраста — это бодибилдинг. Дубинин прошедший путь культуриста от новичка до чемпиона СССР, создавший в Ленинграде один из лучших, кстати бесплатный, культуристический клуб «Эллада» имел ясное представление как нужно организовать техническую базу будущих фитнес центров и подготовку тренерского состава. Но прежде всего необходимо было легализовать бодибилдинг в нашей стране и популяризировать его.

Спортсмен и ученый решили объединить усилия по легализации и продвижению бодибилдинга в Советском Союзе. Первой задачей они поставили цель организации Федерации атлетизма в Ленинграде.

Дубинин, обратился по месту своего проживания, к председателю Исполкома Дзержинского района т. Горянинову, с предложением организации Федерации атлетизма г. Ленинграда. При этом он представил четкий, подробный план развития новой общественной организации на ближайшее пятилетие, ее цели и перспективы роста физкультурной активности в масштабе всего города. И он получил разрешение. Сыграло решающую роль то, что Владимир Иванович не запросил никакого материального обеспечения для развития новой спортивной структуры, установив с самого начала ее хозрасчетный статус. Таким образом, в Феврале 1987 года в Ленинграде официально начала работать первая самостоятельная спортивная организация практикующая атлетизм (бодибилдинг).

Уже в мае 1987 г. Дубинин,  заручившись поддержкой Спорткомитета города, проводит крупный турнир  “Белые ночи”. Любопытна его предыстория.

В 1986 году по личному приглашению Эдмундаса Даубараса Владимир Иванович

Янтарный приз

приехал с командой на международный турнир “Янтарный приз” в Литву. 16 лет назад он   был победителем этого соревнования и многие еще помнили его великолепное выступление. Турнир прошел успешно и на прощальном банкете, поблагодарив хозяев за гостеприимство, Дубинин сказал:

Для нашего спорта наступают новые времена, период гонений заканчивается, но если мы хотим сделать Атлетическую гимнастику в СССР действительно популярной, турниры нужно делать более масштабными и проводить их не только в Прибалтике, а и в других крупных городах Союза!

На следующий день в узком кругу встретились Владимир Дубинин, Владимир Шубов, Георгий Мосалев, Аркадий Кашанский& и Эдмундас Даубарас. Они обсудили стратегию развития атлетизма в стране, в условиях Перестройки и наметили важнейшие шаги по признанию культуризма в СССР. Владимир Иванович подтвердил, свое намерение провести весной в Ленинграде крупные всесоюзные соревнования по атлетизму.

Дубинин всегда отличался умением реализовывать задуманное. Я не раз слышал его  любимую шутку в ответ на мое удивление  успехом в очередным трудном предприятии:

Большинство умных людей считают неразумным тратить время на предприятие, если нет уверенности в 100% успехе, я же исхожу из интереса, если мне идея нравиться, я не задумываясь приступаю к делу!

Владимир Иванович начал с того, что позвонил Роману Павловичу Морозу, который руководил в то время Всесоюзной комиссией по атлетической гимнастике и сообщил о своем намерении организовать в Ленинграде Всесоюзный турнир по атлетизму. Они беседовали больше часа. Роман Павлович был удивлён масштабностью замысла, обещал необходимую поддержку со своей стороны и сказал, что обязательно приедет в Ленинград.

Начало получилось удачным. Дубинин связался со всеми регионами СССР, где были культуристические клубы и передал тренерам информацию о регламенте будущего турнира. В этой работе помогла справочная брошюра, которая была сделана, после встречи в Литве. В ней содержались адреса, фамилии  и редкие в то время телефоны нужных людей. После переговоров с руководителями спорта в Ленинграде, Дубинин и Чайковский договорились о предоставлении для проведения мероприятия спорткомплекса “Юбилейный”. Для этого нужно было доказать, что будущие соревнования обеспечат большое число зрителей, принесут доход в кассу Спорткомитета и привлекут молодежь к занятиям спортом.

На турнир приехало неожиданно около ста участников и много гостей. Все билеты в «Юбилейный» были проданы.

Атлеты выступали в позировании по обязательной и и произвольной программам.

Среди юниоров победы одержали:
В категории до 70 кг.

  1. Крикшюнас Гарольдас (Литва)
  2. Проскуряков Алексей (Великий Новгород, Новгородская обл.)
  3. Солодков Кирилл (Санкт-Петербург)
  4. Дулявичус Арунас (Литва)
В категории до 80 кг.

  1. Черкасов Алексей (Москва)
  2. Фултинавичюс Саулис (Литва)
  3. Култыгин Александр (Луга, Ленинградская обл.)
  4. Аукштолис Ремигиюс (Литва)
В категории свыше 80 кг.

  1. Голь Геннадий (Украина)
  2. Золотаренко Альберт (Украина)
В абслютной

  1. Черкасов Алексей (Москва)

Особый интерес зрителей, естественно, вызвало выступление взрослых атлетов — ведь именно в этой категории атлеты демонстрировали максимальное развитие мускулатуры.

Белые ночи

В категории до 70 кг победу одержал Николай Малышев из Железногорска, Красноярской области. На этой фотографии он стоит первым справа. В последствии Николай Николаевич Малышев стал известным тренером по бодибилдингу и подготовил абсолютную чемпионку мира Елену Шпортун.

В категории до 90 кг. первенствовал Борис Раев,  давний друг  Дубинина и его соперник в спорте. В категории до 90 кг. первенствовал Борис Раев, давний друг Дубинина и его соперник в спорте. Раев всегда отличался удивительным чутьем на работу.

В те “нехимические”   времена атлеты практиковали “объемный” тренинг, например, Дубинин делал до 80 и более подходов за тренировку. При этом в большинстве упражнений делали так называемую “пирамиду”, то есть от подхода к подходу поднимали вес почти до предельного. При такой работе перетренироваться был проще простого. Только генетически одаренным спортсменам удавалось построить действительно выдающиеся мышцы. Умение прислушиваться к сигналам тела и доверять своим ощущениям было решающим при столь брутальном тренинге.

Раев

Мосалев

Алексеенко

Борис Раев был как раз из категории таких атлетов. Он был способен работать на пределе   возможностей. Например, когда обстоятельства не оставляли время для посещения спортзала, он тренировался ночью. К “Белым ночам” Раев подошел в прекрасной форме. Однако, победа далась ему не легко. Его главными соперниками были: Георгий Мосалев (Москва), Михаил Сонец (Новосибирск), Александр Алексеенко (Украина). И все же Борис победил тогда в Ленинграде. Вторым стал Мосалев, третьим Сонец и четвертым Алексеенко.

Когда на сцену вышли представители категории свыше 90 кг. в переполненном зале

спорткомплекса “Юбилейный” началось сущее столпотворение. Большинство присутствовавших  никогда не видели столь могучих и красивых мужских фигур. Здесь блистали литовцы: Юцис Викторас, Мисявичус Саулюс и Михайловас Викторас.

   Однако, в их ряды сумел вклиниться Александр Васин, из небольшого городка Луга, под Санкт-Петербургом. Шестерка сильнейших выглядела следующим образом: Юцис Викторас, Мисявичус Саулюс, Васин Александр, Михайловас Викторас, Тургенев Александр (Челябинск, Челябинская обл.) и Кузнецов Сергей (Астрахань, Астраханская обл.)

Абсолютное первенство выиграл Юцис Викторас. Впереди его ждало еще много первых мест, но эта ленинградская победа, сыграла особо вожную роль в его спортивной карьере.

Соревнования закончились далеко за полночь, Дубинин был изрядно измотан хлопотами, но счастлив. Его замысел удался в полной мере и было ощущение, что ленинградская премьера даст мощный толчок  развитию бодибилдинга в нашей стране.