Факел

Подписаться на эту рубрику по RSS

После Каунаса Владимир Иванович решил заняться бодибилдингом всерьез.

Стоя на сцене после победы над сильными парнями, видя восторг публики я вдруг понял, что атлетическая гимнастика — мое призвание. И дело не только том, что я победил и буду побеждать, а в том, что я хочу посвятить этому спорту всю мою жизнь.

Эти слова, сказанные Володей в конце 1968 года, показались мне тогда слишком патетическими. Однако, я был неправ. Владимир Дубинин никогда ничего не делал наполовину.С этого времени он начал готовить себя к роли будущего руководителя самого массового в настоящее время спорта — бодибилдинга. В Ленинграде, на Васильевском острове, в старом, типичном Петербургском особняке, располагался подростковый спортивный клуб "Факел". Дубинин организовал здесь секцию атлетической гимнастики и официально стал в ней тренером. В помощь себе он взял товарища по работе Аркадия Борисовича Комарова.

Я привожу воспоминания Комарова, постаравшись сохранить колорит его образной речи:

Я работал механиком во ВНИИРА (Научно исследовательский институт радиоэлектроники.) и мы, несколько человек, поднимали железо в помещении прачечной, недалеко от нашего института. Одна небольшая комната, гири, гантели и пара штанг. Было тесно и мы неохотно принимали новичков. Для этого нужно было нас чем нибудь удивить. Осенью 1967 появился Дубинин. Вова в первый же день поставил на штангу 55 килограмм и вырвал ее одной рукой, получив этим самым пропуск в наш "клуб". С его приходом все изменилось. "Дубсон" сразу заявил — нужен нормальный зал для тренировок и нашел его. Это был подростковый клуб "Факел", вблизи нашего института. В следующем году все «железо» мы перевезли в помещение клуба «Факел» на Гаванскую ул. Васильевского острова. Дубинин предложил стать тренером. Я не хотел, но уговаривать он умел. Оплачивали нас  по часам за месяц. У Дубинина было 70 часов — 70 рублей, у меня было 40 часов — 40 рублей. Так решили в Горспортсовете на ул. Халтурина . Нас там каждый год аттестовали. Аттестация шла от образования. У В.И. Дубинина образование тогда было — техникум, ему — 70 часов, у меня было 10 классов — мне 40 часов. Но мы с ним в зале «пахали»  с 16 часов до 20. У меня: понедельник, среда, пятница, а у него — вторник, четверг, суббота.

Дубинин и Липьянинен

Имея в своем распоряжении просторный светлый зал, Владимир Иванович приступил к ежедневным жестким тренировкам и начал создавать клубную команду для будущих выступлений. В то время практиковались три ростовые категории, и Дубинин нашел для низшей и средней категории Владимира Липьяйнена, Сергея Киреева и Сергея Кизина, из которых подготовил к 1971 году чемпионов СССР.

Все они от природы обладали выдающейся врожденной силой и работоспособностью. Володя Липьянен бегал из Гавани в пятницу после тяжелой тренировки до поселка Ропша, под Ленинградом (около 30 км), где у него жили родители, а вечером в воскресение обратно. И так круглый год. Он тренировался столь же упорно, как и Дубинин и часто они работали по одинаковым программам.

Сережа Киреев был удивительно пластичен и не имел равных в позировании. Работал на  Ленинградском Металлическом заводе лекальщиком высшего разряда. Во время Ельцинского безумного капитализма, когда даже это всемирно известное производство самых мощных в мире турбин было остановлено и основная часть работников уволена, его оставили на заводе и платили заработную плату, хотя работы не было. К сожалению, его дальнейшая судьба сложилась трагично. Закончив выступать в соревнованиях, Сергей продолжал тренироваться и я, встречаясь с ним в 90 годы, каждый раз убеждался, что время над ним не властно, он оставался мускулистым и сильным как в молодые годы. Но однажды вечером в парадном его дома, подонки наркоманы ударили его с сзади обрезком трубы по голове. Когда Сережу нашли, он лежал в луже крови, а рядом валялся его раскрытый кейс, из за которого, по видимому, на него и напали. Но ведь в кейсе Сергей носил только спортивный костюм. Он выжил, но после нескольких тяжелых операций ослабел духом и стал выпивать. Друзья спортсмены и семья помогли Кирееву справиться с этим недугом, он начал для здоровья тренироваться и сейчас, несмотря на солидный возраст, восстановил свои знаменитые бицепсы.

Сергей Кизин обладал совершенно необыкновенной силой.  Для Сергея не было проблемой несколько раз подтянуться на одной руке, а в борьбе на руках ему вообще не было равных. В студенческие годы, когда он с ребятами из своей группы ездил на Черное море, умение бороться на руках, пополняло их тощий бюджет. Кто нибудь из его товарищей отыскивал на пляже компанию  мужичков поздоровее и предлагал им за деньги побороться с Сережей на руках. 75 килограммовый Сергей легко укладывал шестипудового шахтера сперва правой, а потом и левой рукой. Надо сказать, что побежденные не только не впадали в обиду, но отдав Сергею проигранные рубли, угощали всю компанию легким местным вином из бочки на колесах, которое продавалось тут же на пляже. Кизин приседал на разы с 200 килограммовой штангой в нескольких подходах, а ведь ему редко удавалось набрать даже 85 кг собственного веса, т.к  от природы он был узкокостным. Однажды, я попросил Дубинина и Кизина помочь  перевести мне вещи из временного фонда, где мы с женой и ребенком прожили год в ожидании отдельной двухкомнатной квартиры после капитального ремонта нашего дома. Настроение было приподнятое, ведь до этого я жил в коммуналке. Лифт еще не подключили, но нас это не смущало, силенок было достаточно. Однако, когда Дубинин увидел среди моих вещей штангу и внушительную стопку блинов он помрачнел, перспектива бегать на 5 этаж с железом в руках ему была явно не по душе. «Сколько у тебя там всего?» спросил он. «160» ответил я. «Давай кинем монетку» сказал он Кизину, «Валера не в счет». Нести выпало Сереже, он присел, а мы положили ему 160 кг. на спину. Сережа с честью выполнил этот подвиг силы, но когда он глубоко присел перед дверью моей квартиры, чтобы мы сняли штангу, его джинсы, не выдержав напора вздувшихся мышц и  лопнули по швам.

Начиная с 1971 по 1975 гг. команда  клуба «Факел» была чемпионом Советского Союза по бодибилдингу.