История атлетизма в России:

Подписаться на эту рубрику по RSS

Известно крылатое выражение верного последователя доктора Краевского И.В. Лебедева:

"Если доктор В. Ф. Краевский был "отцом русской атлетики", то граф Г. И. Рибопьер был ее "кормильцем".

Григорий Иванович Рибопьер  был заядлым спортсменом и очень богатым человеком. Уже в 12 лет, находясь со своим отцом в Европе, Рибопьер серьезно начал заниматься гимнастикой на снарядах и даже, несмотря на свое высокое происхождение, выступал в цирке как воздушный гимнаст и акробат. Юный граф был отличным фехтовальщиком на рапирах, бегуном, пловцом и альпинистом. Особенной его страстью была верховая езда, что в последствии пригодилось на военной службе. В 16 лет вернувшись на родину, Григорий Иванович продолжил образование в привилегированном частном учебном заведении в Петербурге. При этом он успешно совмещал учебу и занятия конным спортом. В 1870 году, следуя правилам знатных русских фамилий, он поступил рядовым на правах вольноопределяющегося в армию, в кавалерию. Граф, благодаря блестящим способностям, быстро продвигался по служебной лестнице и уже в августе 1877 года он становится поручиком Лейб-Гвардии гусарского полка Его Величества.   Он принимал участие во многих сражениях Русско-турецкой войны, был ранен и удостоен ряда высоких наград за храбрость, а 1880 году был переведен в ротмистры Лейб-Гвардии гусарского полка Его Величества.

Закончив в 1885 военную службу, Григорий Иванович вновь полностью отдался своему увлечению — спорту. Он приобрел 2 крупных конный завода чистопородных лошадей, построил при них ипподромы, а 1879 году открыл в Петербурге беговую конюшню и вскоре стал одним из лучших в России наездников.

В этот же период началось увлечение Рибопьера атлетизмом. По началу он хотел организовать свой атлетический зал, но затем, чтобы поддержать В.Ф. Краевского, который в 1985 году открыл «Атлетический кабинет», стал посещать занятия «Кружка любителей» атлетики. По свидетельству Лебедева граф при среднем росте был необыкновенно силен и некоторые его силовые номера могли повторить только немногие профессиональные атлеты; так например Рибопьер клал на ладонь согнутой руки двухпудовую гирю и несколько раз вытягивал руку горизонтально вперед. Григорий Иванович очень ценил заслуги Краевского в развитие атлетизма в России. В 1986 г. во время банкета в честь десятилетия кружка Краевского он произнес приветственную речь и  назвал Владислава Францевича «отцом русской атлетики».

Вскоре популярность «Атлетического кабинета» стала столь велика, что зал уже не мог вместить всех желающих заниматься атлетизмом и борьбой. Краевский и Рибопьер решили создать новую атлетическую арену для тренировки борцов и гиревиков. Граф  возложил обязанности тренера на члена кружка Краевского, известного борца, Владислава Алексеевича Пытлясинского. При этом он заявил, что будет оплачивать аренду помещения и работу тренера. Атлетический зал Пытлясинского вскоре стал кузницей русских чемпионов по борьбе и поднятию тяжестей. Именно в этом кружке,занимались выдающиеся борцы: Лурих, Шмеллинг, Кравченко и др.

Убедившись сколь благодатную почву в России находит борьба и тяжелая атлетика, Г.И. Рибопьер в 1986 году организует Санкт-Петербургское Атлетическое Общество и становится его председателем. Новое спортивное общество объединило тяжелую атлетику, борьбу, фехтование, бокс, стрельбу и велосипедный спорт. Все это требовало денег и граф своими пожертвованиями поддерживал русский спорт.

Мне хочется провести параллель   между героем этого повествования, меценатом русского спорта Григорием Ивановичем Рибопьером  и Президентом Федерации Бодибилдинга и Фитнеса России Владимиром Ивановичем Дубининым. Возглавив Федерацию, Владимир Иванович вложил немало своих личных средств в развитие любимого спорта в нашей стране. Построив практически своими руками известный в Санкт-Петербурге атлетический клуб «Геркулес», умело ведя бизнес в области недвижимости, он, особенно в первые годы становления федерации, на свои деньги, иногда из бюджета семьи, обеспечивал подготовку сборной Росси к соревнованиям и их проведение.

Графу Рибопьеру принадлежит приоритет организации регулярных чемпионатов России по тяжелой атлетике. Первый из них он организовал в Санкт-Петербурге в Михайловском манеже, в октябре 1897 года.

В 1900 году Рибопьер получил предложение от Пьера де Кубертена, Председателя Международного Олимпийского Комитета (МОК) сменить в Олимпийском Комитете Алексея Бутового, который представлял Россию на первой всемирной Олимпиаде в 1896 году.

Подготовка ко 2-ой Олимпиаде началась в 1898 года. При поддержке Алексея Дмитриевича Бутовского, первого члена МОК от России, 20 ноября 1897 г. на собрании представителей основных спортивных обществ Петербурга, был избран Комитет по созданию Олимпийской сборной России, состоявший из 6 членов. Граф Рибопьер вошел с состав этого комитета.   Григорий Иванович с присущей ему энергией взялся за дело и привез в 1900 году в Париж сборную по тяжелой атлетике и борьбе, выступив при этом меценатом поездки. В соревновании по борьбе приняли участие чемпион России 1897 г. Г.К. Шмеллинг, а в тяжелоатлетической программе — Г. Гаккеншмидт, чемпион Европы 1898 г.

Третья олимпиада состоялась в США, в городе Сан-Луис. Из-за развязавшейся Русско-Японской войны Российская команда в ней не участвовала, хотя Рибопьер провел необходимую работу по ее созданию и подготовке к соревнованиям.

В четвертой Олимпиаде, которая происходила в Лондоне в 1908 г. россияне выступили весьма успешно и опять в этом просматривается несомненная заслуга Григория Ивановича Рибопьера. Он подошел к комплектации национальной сборной весьма профессионально, пригласив в команду не только членов столичного Атлетического общества, председателем которого он был, но и спортсменов из других спортивных обществ и при этом взял на себя финансовое обеспечение команды.

Поскольку Георгий Иванович был ярым сторонником атлетических видов спорта, он в переписке с с бароном Пьером де Кубертэном настойчиво ратовал за включение в Олимпийские игры борьбы и тяжелой атлетики. Благодаря его усилиям в программу Лондонской олимпиады была официально включена классическая борьба. Из 6 членов русской команды четверо были борцами.

Воспитанник Санкт-Петербургского Атлетического общества, борец греко-римского стиля Николай Орлов соревновался в весовой категории до 66,6 кг. Он выиграл три схватки, вышел в финал и выиграл серебряную медаль. В тяжелом весе также серебряную медаль получил Андрей Петров.

Следующие Олимпийские игры должны были состояться в 1912 г. в Стокгольме. МОК потребовал, чтобы команды формировались национальными Олимпийскими Комитетами стран участниц и граф Рибопьер инициировал создание Российского Олимпийского Комитета в марте 1911 г. При его активном участие была сформирована Российская Олимпийская сборная в составе 178 человек для участия в V Олимпийских Играх.

В 1913 г. Георгий Иванович , будучи чрезвычайно занятым делами на конных заводах, которыми он владел, попросил барона Пьера де Кубертэна об отставке и вышел из состава МОК.

После ухода из МОК, граф прожил еще 3 года и преждевременно скончался в июне 1916 г.

Впервые разговор о Владиславе Францевиче Краевском состоялся между нами еще в 60-е годы, когда Владимир Дубинин стремительно вышел на первые позиции в Советском бодибилдинге. Володя спросил меня тогда, что я знаю о Краевском, поскольку ему был известен мой интерес к истории развития атлетизма в России. Знал я в то время о Владиславе Францевиче не слишком много и только в связи с тем, что он был тренером таких известных атлетов как Владислав Пытлясинский, Братья Елисеевы, (Александр и Сергей), Георг Лурих и Георг Гаккеншмидт.

Помню, что я тогда удивился  этому вопросу. Краевский начал поднимать железо, когда ему было уже за 40 и хотя добился неплохих результатов*, но отнюдь не столь впечатляющих как его знаменитые ученики. Еще больше я удивился, когда Дубинин сказал мне, что побывал в квартире Краевского на площади «Искусств» (ныне «Михайловская» пл.) д. 3. Я возразил, что по этому адресу находится музей квартира самого известного советского художника Исаака Бродского, картина которого «Расстрел 26 бакинских комиссаров» упоминалась в курсе средней школы.

— «Все правильно» — сказал Володя, «Именно благодаря этой картине Исаак Израилевич Бродский близко познакомился  с Сергеем Мироновичем Кировым, который принял горячее участие в создании картины, и в последствии, став 1-м секретарем Ленинградского горкома и обкома ВКП(б) выделил для Бродского престижную квартиру в самом центре Ленинграда».

Почему молодого атлета-чемпиона, каким был уже тогда Дубинин, заинтересовала история «старого доктора» (так с любовью называл Краевского его верный последователь Иван Лебедев )?

* Антропометрические данные Краевского в возрасте 57 лет: рост - 170 см, вес - 80 кг, окружность грудной клетки - 105 см, бицепс - 38 см, жим двумя - 80 кг, жим "бульдогами" — 36 + 36 кг, жим лежа из-за головы — 88 кг.

Ответ на это вопрос я нашел позднее, когда понял, что Дубинин уже в самые молодые годы почувствовал, что бодибилдинг для него не столько путь, чтобы стать сильным и получить атлетическое тело, а захватывающее дело, которое может составить содержание всей жизни. И в таком отношении к тренировкам с тяжестями проявилось удивительное сходство двух этих самых значимых для  Российского атлетизма людей — Владислава Францевича Краевского и Владимира Ивановича Дубинина.

Владислав Францевич был родом и Варшавы, потомственный дворянин. Окончил медицинский факультет Варшавского университета и затем переехал в Санкт-Петербург, где начал работать участковым врачом. В 1866 г. он принимает активное участие в борьбе со свирепствовавшей в Петербурге эпидемией холеры. 5 мая 1867 г, назначается врачом-ординатором в Максимилиановскую лечебницу, а 12 мая 1869 г. переводится в Калинкинскую больницу. В том же 1869 г. становится сверхштатным врачом при Дирекции императорских театров в Петербурге, входивших в ведомство Министерства императорского двора. В августе 1870 г. поступил на службу в медицинский департамент Министерства внутренних дел в должности младшего чиновника, с разрешением при этом остаться на работе при Дирекции императорских театров. С 1880 по 1889 г. после увольнения из Министерства внутренних дел, В. Ф. Краевский создал огромную частную практику в лучших слоях общества и слыл миллионером. При этом современники отмечали, что он никогда не отказывал в медицинской помощи неимущим.

Д-р Краевский начал интересоваться силовыми физическими упражнениями в первую очередь с целью повышения, как теперь говорят, резервов здоровья. Результатом его исследований в этой области стали публикации «Катехизис здоровья, правила для занимающихся спортом» и «Развитие физической силы без гирь и с помощью гирь».  Он один из немногих образованных людей того времени понял неоценимую пользу упражнений с тяжестями для поддержания хорошего физического и духовного состояния отдельного человека и общества в целом.  При этом он имел ввиду не только молодых, абсолютно здоровых людей, а предлагал гири и гантели для всех возрастов как средство для излечения от различных недугов. И это в то время, когда существовало устоявшееся мнение об опасности для здоровья подобных занятий.

Владислав Францевич создал стройную систему оздоровления человека, в которую включил физические упражнения с тяжестями, элементы легкой атлетики, рациональное питание, полноценный отдых и гигиенические процедуры. Эту систему он опробовал в первую очередь на себе. Во главу угла Краевский ставил полноценный отдых после физических нагрузок и рабочего дня и прежде всего сон. Он учредил жесткое правило сна — не менее  8 часов в сутки. Владислав Францевич всегда оставлял у дверей своей спальни записку с указанием времени, когда он лег в постель и слуга точно знал, когда он должен разбудить хозяин, независимо от того когда доктор лег спать.

После сна Краевский просматривал корреспонденцию и направлялся в свой тренировочный зал c большими окнами и обилием света, который находился здесь же в квартире. При зале был небольшой бассейн с очень холодной водой, в которой доктор принимал кратковременную ванну, после которой, не  вытираясь, начинал тренироваться с гантелями и гирями. Тренировка длилась полчаса. Владислав Францевич для каждого занятия таким образом подбирал упражнения, чтобы в течение недельного тренировочного цикла ни одна достаточно крупная мышца не осталась не проработанной.

Доктор упражнялся с гантелями, штангой и гирями. Тренировка Краевского удивительно напоминает современную базовую тренировку культуриста. Судите сами, вот несколько примеров упражнений из этой тренировки:

Паузы между подходами были короткими и заполнялись неторопливой прогулкой по залу.

После тренировки доктор уезжал обследовать состоятельных пациентов и возвращался домой около 2 часов дня. Затем следовал обед и часовой сон. После отдыха Владислав Францевич принимал больных в домашнем кабинете до 6 часов вечера и в 19 часов обедал. Затем вновь работа с пациентами до позднего вечера. По вечерам к доктору приходили малоимущие пациенты и все получали врачебную помощь — часто безвозмездную.

Краевский, испытав на себе благотворное влияние упражнений с отягощениями, решил повсеместно распространить свою систему в России и 23 августа 1895 года организовал «Кружок любителей атлетики». Глубокие  познания в области медицины, психологии, истории физической культуры, методики применения физических упражнений, организаторские способности вселяли в него уверенность в перспективность задуманного начинания . На открытии присутствовали коллеги по профессии, известные столичные врачи, репортеры крупных газет и в качестве приглашенного гостя — Шарль Эрнест, цирковой силач из Берлина. Владислав Францевич произнес речь во славу атлетики и сделал особый упор о необходимости оздоровления русской нации путем привлечения всех слоев населения к занятиям атлетизмом. В заключение вступительной речи он сказал: «Мы должны не только заботится о преуспевании своих обществ, но и насаждать спорт на Родине, поставить спорт на подобающую высоту в своем Отечестве, доказать миру, что Россия – культурная страна и что спорт в России, двинутый мощью народного духа, займет в будущем по успехам первое место в соревновании народов».

После этого Шарль Эрнест показал свои силовые номера и как бы теперь сказали «произвольное позирование». Выступление атлета произвело сильное впечатление на присутствующих: врачи замерили окружность груди и бицепсов немецкого атлета, прослушали работу его сердца и легких, а репортеры подробно расспросили о режиме тренировок питания и отдыха.

Затем Краевский продемонстрировал оборудование зала для тренировок будущих членов «Кружка». Снаряжение «Атлетического кабинета» поразило присутствующих. Вдоль стен на специальных подставках располагались гантели, гири и штанги различного веса. Пол был покрыт толстым мягким ковром, на стенах висели фотографии знаменитых русских и иностранных атлетов — по отзывам современников это был лучший в Европе зал для занятий атлетизмом и борьбой.

Уже на следующий день во многих столичных газетах были напечатаны статьи об открытии первого в России центра для занятий атлетикой и борьбой.

Краевский не делал никакого сословного различия между членами «Кружка любителей атлетики». Среди них были профессора и студенты столичных высших учебных заведений, врачи, государственные чиновники, артисты театра и цирка, профессиональные атлеты, мещане и рабочие.

Система развития силы созданная Краевским приобрела столь широкое признание в мире, что трудно назвать сколько ни-будь известного атлета того времени, который не испытал на себе ее благотворное влияние. Ее автор по праву носил имя «Отца атлетики», а его систему использовали такие выдающиеся атлеты как: Пытлясинский, Сандов, Саксон, Поддубный, ЗбышкоАберг, Лурих, Кох, Штейнбах и конечно любимый воспитанник Краевского — Георг Гаккеншмидт

Георг Гаккеншмидт с раннего детства превосходил сверстников силой и ловкостью. В 16 лет он вступил в Ревельсий Атлетический и Велосипедный клуб и получил несколько призов за победы в велосипедных гонках. С не меньшим успехом он занимался в клубе поднятием тяжестей и борьбой. В 1987 году судьба свела Гаккеншмидта с Краевским. Он пришел с небольшой травмой руки к врачу и в это время там находился Владислав Францевич. Опытнейший терапевт Краевский произвел детальный осмотр физического состояния Гаккеншмидта, нашел травму незначительной и, будучи восхищен мускулатурой молодого атлета, пригласил его приехать в Санкт-Петербург, пожить в его доме и совместно потренироваться.

Друзья по спортивному клубу, узнав об этом предложении, стали настойчиво советовать Георгу принять его. Все были наслышаны о «старом докторе», который лечил «железными пилюлями» и открыл большую дорогу в профессиональный спорт многим известным атлетам. После того, как Гаккеншмидт узнал, что у Краевского тренировался Лурих, в умении бороться которого он убедился на собственном опыте, проиграв несколько любительских схваток, Георг отбросил последние сомнения и весной 1898 года вопреки воли родителей приехал в Санкт-Петербург.

Встретил его доктор Краевский очень радушно и поселил в своем доме на Михайловской площади Санкт-Петербурга. Во время первого посещения спортивного клуба Краевского, Гаккеншмидт начисто сразил его членов своей атлетической фигурой, хотя сначала встретили новичка весьма настороженно. Всем были известны его высокие результаты в жиме одной рукой, но ходили слухи, что в других движениях он не силен, а в борьбе, особенно после поражений Луриху — откровенно слаб. Однако, когда скромный, бедновато одетый юноша разделся, присутствующие разразились аплодисментами — столь мускулистой, без признаков жира фигуры еще никто никогда не видел. Доктор тут же измерил бицепс Георга и он оказался в холодном состоянии 45 см. Гаккеншмидт был признан членами кружка Краевского лучшим атлетом и в дальнейшем пользовался всеобщим уважением.

Владислав Францевич предоставил Георгу отдельную комнату в своем доме, усиленное питание и возможность ежедневных тренировок. В лице Краевского Гаккеншмидт получил наставника, который объединил в себе тренера, спортивного врача самой высокой квалификации и мудрого учителя. Познания Краевского в области силового тренинга были самыми передовыми для своего времени.

Владислав Францевич составил для своего подопечного подробный план тренировок, питания и отдыха. При этом он использовал рекомендации другого русского теоретика и организатора физического воспитания — Петра Францевича Лесгафта. Краевский был лично знаком с профессором Петербургского университета и его трудами. Теперь Гаккеншмидт тренировался шесть раз в неделю дважды в день. Утро начиналось с совместного с доктором купания в бассейне и последующей гимнастической разминки. Затем они шли в расположенный рядом тренировочный зал, где около 2 часов работали с тяжестями. Тон задавал «старый доктор». Его неистощимый энтузиазм и подбадривание помогали «Гакку» справляться со значительными нагрузками.  Особое внимание Краевский уделял развитию силы ног и торса своего подопечного. Впоследствии это сыграло решающую роль в его успешной карьере профессионального тяжелоатлета и борца. Вечерняя тренировка была посвящена изучению борцовских приемов. Для этой цели Краевский приглашал в качестве спарринг партнеров известных русских и иностранных борцов, гастролировавших в это время в Санкт-Петербурге.

Питался Гаккеншмидт превосходно. Повар Краевского ежедневно готовил для него мясные блюда. Помимо этого Георг выпивал в день три литра молока.

Регулярные тренировки и спартанский режим принесли свои плоды и уже через шесть месяцев Георг смог существенно улучшить свои результаты:

толчок штанги двумя руками — 138 кг,

тяга штанги до плеч — 162 кг,

рывок правой рукой — 89 кг,

медленный жим двумя руками — 112 кг

Подготовив должным образом своего подопечного, Краевский вывез его на первенство мира по тяжелой атлетике и борьбе, где Гаккеншмидт занял 3 место в соревнованиях по поднятию тяжестей и первое по борьбе.

При всем уважении к Георгу Гаккеншмидту, мне хочется сказать, что Владимир Иванович Дубинин в том же возрасте, показал более высокий результат в «толчке» двумя руками. Я поставил слово толчок в кавычки, потому что упражнение, проделанное Дубининым, имело мало общего с классическим толчком. Однажды во время обычной тренировки мы уговорили Володю поднять с пола максимальный для него вес на вытянутые руки. Не имея никакого опыта в классическом троеборье, он проделал следующее: в довольно медленном темпе взял  в высокую стойку в один прием 140 кг  и без разножки вытолкнул вес на вытянутые руки.  Остается добавить, что он не имел богатого спонсора, жил в коммунальной квартире, скромно питался 3 раза в день, работал и учился.