vagabund

Можно утверждать, что Бодибилдинг, как вид спорта, возник в 1946 г, когда братья Вейдер организовали Международную Федерацию Бодибилдинга IFBB в Монреале, IFFBкоторая ставила своей целью создание комплексной системы, позволяющей человеку максимально эффективно развить мышцы тела. Эта система включала в себя тренировочные методы, питание, режимы восстановления после нагрузок и возможность продемонстрировать, полученные результаты на соревнованиях.

Разумеется, мускулистые тела были всегда в почете и многие приверженцы силовых видов спорте, издавна демонстрировали свое телосложение на сцене, иногда при значительном стечении публики. Достаточно вспомнить легендарного, Евгения Сандова который в 1901 г провел в Лондоне конкурс красоты атлетического сложения. Подобные конкурсы имели место и позднее в различных странах под громкими названиями: Мистер Вселенная, Мистер Мир, Мистер Америка и т. д.

В США существовал Американский атлетический союз (AAU), который устраивал соревнования на звание «Мистер Америка», однако, главными задачами этой организации было развитие тяжелой атлетики, бодибилдингу уделялось существенно меньше внимания.

Боб Гофман, стоявший во главе AAU, рассматривал конкурсы «Мистер Америка» как рекламу оборудования и спортивного питания, которые производили его фирмы.

Федерация братьев Вейдер IFBB, напротив, была целиком ориентирована на пропаганду и продвижение бодибилдинга как вида спорта. Уже в 1946 году в Монреале (Канада) было организовано и проведено первое соревнование, в котором приняло участие около 60 атлетов.

С самого начала братья Вейдер разделили свои обязанности: Джо занялся тренерской деятельностью, изданием журналов по бодибилдингу и производством спортивного питания, в то время как Бен все свои силы отдал развитию IFBB.

В ее названии не даром стояло слово «международная», назначив себя президентом IFBB, Бен Вейдер начал ездить по всему миру, пропагандируя новый вид спорта, привлекать к нему любителей «железной игры» и стимулировать их к созданию национальных федераций под эгидой IFBB.

Заветной мечтой Бена Вейдера было сделать бодибилдинг олимпийским видом спорта и он приложил немало усилий, что бы осуществить эту мечту.

Он лично общался с тремя президентами МОК: Авери Брендэджем, Лордом Килланиноми Хуаном Антонио Самаранчем и пытался их убедить включить бодибилдинг в программу Олимпийских игр.

Если два первые президента МОК безоговорочно отвергали эту возможность, Хуан Антонио Самаранч был менее категоричен.

С самого начала Олимпийские игры были соревнованием не только отдельных спортсменов но и стран, которые в них участвовали, т.к. победы олимпийских чемпионов поднимали политический и экономический престиж их родины на мировой арене.

Двадцатилетний период правления Самаранча сильно изменил облик Олимпийских игр. Он стал президентом МОК в 1980 г и уже в следующем году по его настоянию из Олимпийской хартии был исключен статус любительства, который к этому времени уже утратил свое значение. Уровень спортивных достижений на Олимпиадах стал столь высок, что большинство спортсменов участников игр уже не могли совмещать ежедневные напряженные тренировки и иную профессиональную деятельность. Начиная с XXIV игр в Олимпиадах начали принимать участие профессиональные спортсмены.

Под руководством нового президента МОК постепенно превратился в мощную коммерческую организацию, получающую значительный доход от использования в рекламных целях олимпийской символики и продажу прав на освещение хода игр средствами массовой информации.

Хотя сами Олимпийские игры, оставались главным соревнованием в мире спорта, они все больше приобретали черты грандиозного шоу, которое с нетерпением ждали раз в четыре года жители всей планеты.

Следуя тенденции увеличения зрелищности Олимпиад, МОК год от года включал в перечень соревнований все новые виды спорта: 1986 — синхронное плавание, 1988 — настольный теннис, 1992 — бадминтон, 1992 — бейсбол, 1996 — пляжный волейбол, 1996 — горный велосипед, и т.д.

С этой позиции, признание бодибилдинга олимпийским видом спорта выглядело вполне логично; к 1996 году бодибилдинг уже распространился по всему миру и соревнования бодибилдеров собирали полные залы.

Однако, большинство членов МОК продолжали не поддерживать эту идею. Выдвигались два основных аргумента против: субъективность судейства соревнований и использование бодибилдерами запрещенных медикаментов.

Бен Вейдер в дискуссиях с чиновниками МОК доказывал, что эти возражения не имеют под собой твердой почвы. Точная и объективная судейская оценка спортивных достижений возможна только в тех видах спорта, где результат измеряется в килограммах, секундах и метрах, поскольку в этом случае есть возможность техническими средствами увеличивать точность измерения результата.

Почти во всех остальных видах спорт субъективность судейства имеет место является источником протестов, которые в спорных случаях руководители национальных сборных подают в МОК.

Проблема допинга также охватывает многие олимпийские виды спорта. Допинговые скандалы возникают столь часто, что даже слышны голоса призывающие отменить допинговый контроль в виду его неэффективности.

Хуан Антонио Самаранч, признавая правомерность включения бодибилдинга в перечень олимпийских видов спорта, все же колебался.

Однако, в 1997 г. положение изменилось, забрезжил лучик надежды и главным героем этой истории стал ... Владимир Иванович Дубинин!

В этом году, Бен Вейдер" будучи всемирно известным исследователем жизни Наполеона Бонапа́рта, приехал в Москву на торжества по случаю очередного юбилея Битвы на Бородинском поле. По приезде он позвонил Дубинину и предложил встретиться, что бы обсудить текущие дела Федерации бодибилдинга России.

После того как Дубинин сменил В.В. Чайковского, на посту президента Федерации, наша сборная команда регулярно успешно выступала в крупнейших международных соревнованиях и ФББР приобрела значительный вес среди национальных федераций, входящих в состав IFFB.

Встреча состояласьДубинин и Вейдер и при обсуждении планов ФББР на ближайшее будущее, в очередной раз зашел разговор об олимпийском признании бодибилдинга. Бен Вейдер высказал мнение, что если бы Олимпийский комитет России выступил с таким предложением, то можно было бы рассчитывать на успех и спросил Дубинина не может ли он посодействовать в этом вопросе.

Владимир Ивонович задумался. У него уже был положительный опыт общения с президентом Олимпийского комитета России Виталием Георгиевичем Смирновым Виталием Георгиевичем Смирновым, который с симпатией относился к молодой спортивной федерации успешно выступающей на мировой арене

Дубинин сумел встретиться с Виталием ГеоргиевичемСмирнов и Дубинини тщательно подготовился к этому визиту. Он учел, что к этому времени наши достижения в Олимпийских соревнованиях пошли на убыль, а члены сборной России по бодибилдингу на первенствах мира регулярно регулярно завоевывали медали. В последний раз СССР выиграл олимпиаду в 1988 г. Затем была победа в Барселоне в 1992 г, но победа не России, а Объединенной команды, в которую входили спортсмены бывших республик СССР. Объединенная команда выступала на Играх под Олимпийским флагом, официальной аббревиатурой команды в протоколах соревнований были буквы EUN (от фр. Équipe Unifiée — Объединенная команда)

На XXVI играх в Атланте в 1996г. Россия уступила первое место США.

Во время встречи со Смирновым Владимир Иванович привел ряд веских аргументов в пользу включения Бодибилдинга в программу Летних олимпийских игр.

К 1996 г практически по всей России действовали региональные подразделения ФББР, которые поддерживали тесную связь с центральным офисом в Санкт-Петербурге и согласовывали с ним свою работу.

Регулярно, несколько раз в год, в разных городах России проводились соревнования по единым правилам IFBB.

В Сантк-Петербурге работал Колледж бодибилдинга и ф итнеса имени Бена Вейдера Колледж бодибилдинга и фитнеса имени Бена Вейдера, который готовил тренеров под руководством ведущих ученых в области физиологии, медицины и спортивной педагогики.

Число спортсменов серьезно тренирующихся под руководством хорошо подготовленных тренеров было уже достаточно для отбора кандидатов в будущую олимпийскую сборную.

Виталия Георгиевича заинтересовало предложение президента ФББР, он обещал обсудить этот вопрос с членами НОК России и в заключение добавил, что вскоре он летит в Иркутск вместе с президентом МОК Хуан Антонио Самаранчем и у него будет достаточно времени, что бы в неформальной обстановке побеседовать об этом.

Спустя некоторое время Дубинину позвонили из секретариата НОК России и сообщили, что по предложению Национального олимпийского комитете России IFFB признан временным членом МОК

Уход Хуана Антонио Самаранча с должности президента МОК, разразившийся финансовый кризис и сохраняющееся предубеждение проив бодибилдинга как вида спорта помешали IFBB остаться в составе МОК.

Я не дискутирую здесь на тему — нужны ли для жизни большие мышцы, если сама природа не подарили их от рождения и Вы не собираетесь зарабатывать на жизнь, выступая на мировых первенствах, рекламируя спортивное питание или тренажеры для фитнеса и бодибилдинга. В этом случае без фармакологии в настоящее время не обойтись.

Но наш гипотетический соискатель хочет иметь эффектные мускулы и при этом ему хотелось бы вести нормальную жизнь, не принося в жертву спортивному режиму свои жизненные планы.

Чего же можно достигнуть без "фармы" и экстремального аскетизма? Очень многого! И я покажу это на примере. «Пример важнее теории!» — говорил Альберт Эйнштейн. Человек устроен так, что сам ставит себе барьеры на пути к трудной цели. Сомнения не позволяют ему отдать все силы для осуществления задуманного. Главным аргументом — «это можно сделать», является пример человека, который осуществил подобное. Особенно, если этот человек такой же как ты.

Я расскажу, как простой ленинградский паренёк с весьма обычной генетикой построил без анаболиков, протеинов, пищевых добавок и огромных денег, которых у него для этой цели просто не было, фантастически мощную фигуру. В мире бодибилдинга его имя широко известно, его зовут Владимир Дубинин.

Дубинин

Владимир Иванович Дубинин возглавляет Федерацию бодибилдинга и фитнеса России. Он создал непобедимую спортивную команду, представители которой берут первые призы на всех крупных международных турнирах IFBB — Международной федерации бодибилдинга.

Главный инструмент, который использовал Дубинин для развития своих мышц была тренировка. Все остальные составляющие, о которых сейчас так много пишут в глянцевых журналах: особое питание, режим дня, восстановительные процедуры (сауна, массаж и прочее) не играли существенной роли.

Я жил с Владимиром Ивановичем по соседству, мы ежедневно общались, я видел его на тренировках, дома и в свободное время.

Володя всегда хотел быть сильным и так как природа с детства не сделала его богатырем, привык терпеливо и настойчиво добывать будущую силу и мускулы.

Начал он с бокса, дошел до первого разряда, стал призером первенства Ленинграда, но потом охладел к этому виду спорта и начал тренироваться с гирями и гантелям дома. Наращивал мускулы Володя не спеша, используя в качестве руководства замечательную книгу Григория Павловича Тенно «Атлетизм» и регулярные статьи по Атлетической гимнастике, которые печатались в журнале «Спортивная жизнь России». Уже в начале пути к мускулам и силе у Володи обнаружился редкий талант ощущать ответную реакцию мышц на нагрузку. Тренируя ту или иную мышечную группу, он всегда выбирал для первого подхода такой вес, который позволял почувствовать напряжение мышцы на всем диапазоне движения.

Володя любил говорить:

— нужно «зацепить» мышцу умеренной нагрузкой, почувствовать — работает именно то, что тренируешь в данный момент, и уж потом ставить рабочий вес. Без этого условия, упражнение становится пустым, напрасно тратишь энергию и создаёшь иллюзию, что правильно потренировался.

С 14 до 16 лет Дубинин тренировался дома с гантелями и гирями, не считая месяца, который он провел в спортзале, где тренером был Федор Феофанович Манько.

В 16 лет он поступил учиться в техникум и наряду с домашними тренировками, стал два раза в неделю ходить в спортзал при техникуме. В эти дни Володя основательно нагружал главные группы мышц — ноги, спину и грудь. Дома тренировал с гантелями руки и дельту. Каждая группа мышц прорабатывалась два раза в неделю. Мышцы и сила росли не очень быстро, но постоянно. Володя начал выделяться фигурой среди сверстников.

Летом Володя уезжал на заработки в стройотряды, где всегда делал физически самую трудную работу, исполняя одновременно обязанности бригадира или комиссара.

В одной из таких поездок, отряд строил насыпь для железной дороги в пустыне Кара-Кум. Для ее укрепления привезли камни, многие из которых были слишком крупными для этой цели. Потребовалось дробить их кувалдой. Среди бойцов отряда самым сильным был Коля, мастер спорта по штанге, но он на отрез отказался делать эту каторжную работу. Дубинин согласился, но поставил условие, что будет работать без робы, в плавках. Когда отряд уезжал домой, самым загорелым и крепким был Володя.

Я замечал, что по возвращении из стройотрядов Дубинин практически не терял в массе, разве, что становился рельефнее, а ведь питание в командировках нельзя было назвать идеальным, да и работа была весьма объемная и интенсивная.

Стройотряд

Здоровый обмен веществ, естественный гормональный фон и очень качественная тренировка строили "долговременные" мышцы, которые не "сдувались", в период вынужденных перерывов в тренинге.

После 4 лет учебы, получив диплом о среднем специальном образовании, Дубинин поступил работать в научно-исследовательский институт, занимавшийся разработками в области радиоэлектроники. Там он познакомился с Аркадием Комаровым, который с группой энтузиастов организовал крошечный спортзал для тренировок.

Поскольку помещение было тесным, новичка принимали только в том случае, если он мог показать, что у него действительно есть силенка. В качестве вступительного "экзамена", Дубинин нагрузил на штангу 75 кг. и вырвал ее сначала правой, а потом и левой рукой и был безоговорочно принят в коллектив. С этого момента тренировки Володи начали носить более систематический характер.

Придерживался он прежнего графика: 4 тренировки в неделю, каждая группа при этом прокачивалась дважды.Окончание учебы, стабильное положение на работе, небольшая но твердая зарплата и изменение семейного положения — Дубинин женился,определили новый период в жизни Владимира Ивановича как бодибилдера.

Теперь у Володи было меньше "отвлекающих" моментов и он начал быстрее набирать мышечную массу. Питался он в день тренировок 3 раза, а в дни отдыха 4 раза, добавляя между обедом и ужином еще один "перекус" — бутерброд с ветчиной и чай. Еще он пил молоко. Дубинин работал в цехе, где молока ежедневно выдавали на всю бригаду. В конце дня всегда оставалось несколько бутылок и Володя выпивал 2-3 ежедневно в дополнение к дневному рациону. За год Дубинан прибавил 10 кг мышечной массы, не веса вообще, а именно "сухих" по меркам того времени мышц.

Здесь уместно затронуть тему анаболиков. Известно, что в СССР в тяжелой атлетике анаболические стероиды начали применяться с конца 50 г. прошлого века и наиболее популярным был метандостренолон. Продавался он свободно в аптеке, без рецепта, стоил дешево и предназначался для лечения мышечной дистрофии. В те времена, о которых я рассказываю, он также был популярен и среди культуристов (бодибилдеров).

Дубинин 22 года

Когда Дубинин за год так изменился, каждый встречный, "качек" начал приставать к нему с вопросом: сколько таблеток "метана" он принимает. Володя не принимал метандостреналон, так и отвечал, но ему никто не верил. Я стал допытываться у Володи, почему он избегает такое "чудесное" вспомогательное средство.

Я в него не верю. Мы не штангисты, нам нужна сила, но это не главное. Главное это зеркало, допустим ты стал с "метаном" сильнее , прибавил в весе, не где пресс? Где прокачка? Что будет, когда ты закончишь курс? Зачем тебе будет нужен жим лежа, когда ты испортишь печенку? "Неробольщики" становятся рабами таблеток, как наркоманы они зависят от них. Мышцы растут от правильной тренировки и силы воли. Я думаю — метан это пустышка, стимул для слабаков. Я лично верю в себя и в мою тренировку. Даже если я ошибаюсь — здоровье дороже любых побед в спорте. Посмотри вокруг, все "качки" лопают неробол и кто из них серьезно накачался? Особенно забавно видеть, как сдуваются их бицепсы, после прекращения курса. Все выпытывают у меня секрет, сколько таблеток я "загружаю", сколько мяса, творога и яиц съедаю ежедневно. Да не сколько! Ем как все люди, три раза в день, что жена сготовит, а вот "пашу" в зале по настоящему, а так тренироваться никому не хочется!

Самое удивительное, что в свете современных знаний Дубинин оказался полностью прав. Сейчас ученые установили, что метандостреналон на прямую не участвует в синтезе белка, а следовательно и мышечного волокна. Его анаболическое действие заключается в накоплении молекул воды в мышечных клетках, которая жизненно необходима для их функционирования. Этим и объясняется прирост силы спортсмена при приеме этого анаболического стероида. Но для бодибилдинга "забитые" водой мышцы не являются целью. Такая мускулатура, хотя и имеет объем, но выглядит "жирной", хотя процент жира у "неробольного" бодибилдера может быть вполне приемлемым. Кроме того метандостреналон нельзя принимать бесконечно, во первых начинает болеть печень, а во вторых организм перестает реагировать на терапевтическую дозировку. После окончания приема вода уходит из мышц, их объем и сила уменьшаются.

Метандостреналон бодибилдеры "химики" принимают и сейчас, в совокупности с другими анаболическими стероидами и гормонами, используя его способность доставлять молекулы воды в мышцы, увеличивая этим силу их сокращения.

Пример Владимира Ивановича Дубинина показывает, что в наращивании мускулатуры главную роль играет правильный упорный тренинг, вера в свои силы и настойчивость в продвижении к поставленной цели.

Этот вопрос я обращаю в первую очередь к тем поклонникам бодибилдинга, которые переступив порог современной фитнес студии, с удивлением обнаруживают, что дискуссии о построении мощной мускулатуры ведутся в основном в направлении фармакологии и питания. Тема самой тренировки прячется где то на периферии. При этом, к сожалению, число убежденных сторонников «химического» бодибилдинга неуклонно растет. Они напористо убеждают новичка:

—хочешь иметь настоящие мускулы «садись на курс». Да не забудь про протеин и пищевые добавки — чем больше, тем лучше».

Многие «новобранцы» смотрят на весьма внушительную мускулатуру старожилов спортзала и еще более накаченные тела персональных тренеров, которые часто являются профессионалами, участниками крупных соревнований по бодибилдингу и с разочарованием думают:

— фигура Геракла не для меня.

У этих поклонников бодибилдинга есть еще естественное, здоровое недоверие к таблеткам, уколам и к питанию протеиновыми порошками с ванильным или иным синтетическим вкусом. Даже простудившись, они предпочитает не пользоваться громко разрекламированными дорогими лекарствами, а укутавшись теплее, сидят дома и пьют горячее молоко с медом или чай с малиной. В продуктовом магазине, они не ленятся внимательно читать надписи на упаковке и не покупают генетически модифицированные или напичканные консервантами, стабилизаторами и красителями продукты.

Так что же путь к большим мышцам этим «натуралам» закрыт?

Думаю, что нет! И я постараюсь это доказать.

Я не протестую против полупрофессионального и профессионального бодибилдинга. Соревнующиеся бодибилдиры достойны уважения, чтобы выиграть они должны показать судьям и зрителям супер большие и рельефные мускулы. Без помощи фармакологии и пищевых добавок им не обойтись. Гормоны и анаболики в купе с протеиновым питанием, зачастую, позволяют им строить совершенно неестественную для их физической конституции мышечную массу. Создание и поддержание такой мускулатуры становится основной целью и сужает горизонты их жизни до спортивного зала и соревновательной сцены. Зачастую они рискуют своим здоровьем и даже жизнью, как например, француз Мохаммед Беназиза и немец Андреас Мюнцер. Оба претендовали на самые высокие места на конкурсах «Мистер Олимпия» и обоих не смогли спасти в лучших клиниках Германии.

О Мюнцере я услышал впервые от Владимира Ивановича Дубининна после его возвращения из Австралии, куда он вместе с Василием Степановичем Чайковским вывозил команду СССР по бодибилдингу на первенство мира 1988 года. Тогда Владимир Иванович сказал, что Мюнцера ждет заметное место в мире бодибилдинга и он несомненно получит профессиональную лицензию IFBB.

В 90-х годах Мюнцера стали называть самым рельефным бодибилдером мира, «человеком без кожи». Он родился и жил в небольшой австрийской деревеньке недалеко от г. Граца. Его отец содержал молочную ферму, семья жила в достатке. Как большинство австрийских подростков Андреас летом играл в футбол, а зимой катался на горных лыжах. Он рос спокойным, вежливым и трудолюбивым подростком и сохранил эти качества до конца своей жизни.48.jpg

Однажды друзья зазвали Мюнцера в фитнес студию и он попробовал «железные» тренировки. Его мускулы оказались отзывчивыми к бодибилдингу, он быстрее своих товарищей прибавлял в мышечной массе и тренер предложил Андреасу выступить на местных соревнованиях. Неожиданно для всех Мюнцер занял второе место, опередив многих более опытных соперников, у него возникло ощущение, что в бодибилдинге он может добиться много. Андреас поверил в себя и начал серьезно тренироваться. Перед его глазами стоял заманчивый ориентир — Арнольд Шварценеггер: великий бодибилдер, киноактер и политик, который был также родом из этих мест. «Заболев бодибилдингом» по настоящему, Андреас ставит перед собой цель получить профессиональную лицензию и повторить путь «Терминатора». Для этого ему нужно стать чемпионом мира среди любителей и он проявляет невероятную волю, чтобы ее достигнуть. Мюнцер тренируется как одержимый каждый день по несколько часов. Все остальные интересы отодвинуты на второй план. Взяв в банке ссуду, он открывает частную фитнес студию, чтобы совмещать собственные тренировки с работой. Будучи от природы сухощавым, Андреас делает упор на рельеф мышц, уменьшает процентное содержание подкожного жира до минимума — 4%. Теперь он подрабатывает по вечерам, на местных дискотеках демонстрируя супер рельеф.

Но зрители и судьи крупных соревнований хотят видеть на сцене массивных атлетов и Андреас решает довести свой соревновательный вес до 90 кг. Вес растет медленно и Андреас подстегивает прогресс в наборе массы анаболиками. В 22 года он становится бронзовым призером первенства мира среди любителей по версии IFBB в Мадриде, в следующем году в Австралии повторяет свой успех — он снова третий, после Павла Яблонски (Чехословакия) и Рене Жанвьера (Франция). Популярность Андреаса в Австрии и Германии растет день ото дня.

Мюнцера замечает руководитель немецкого бодибилдинга Альберт Бусек. Он приглашает его в Мюнхен и дает хорошо оплачиваемую работу менеджера и тренера в принадлежащем ему спортивном центре. Андреасу кажется, что все его мечты начинают сбываются и он повторяет триумфальный путь его кумира Арнольда Шварценеггера, который тоже начал восхождение на олимп из Мюнхена, при поддержке Бусека.

В 1989 г он получает долгожданную профессиональную лицензию.

Теперь Мюнцер тренируется ежедневно от шести до восьми часов в день. Он становится частью беспощадной системы, которая делает тело человека заложником извращенного идеала физической красоты. В период набора массы Мюнцер увеличивает свою мышечную массу до максимально возможного предела. В этой фазе он ест за троих: его ежедневный рацион оценивается в 8000 килокалорий. В конце фазы набора массы он весит около 115 кг.

Затем начинается борьба за рельеф, которая продолжается три месяца до мирового первенства. Мюнцер должен придерживаться строжайшей диеты и при этом жестко тренироваться. В это время его меню состоит только из рыбы, яичных белков, куриного мяса, фруктов и салата. Продукты содержащие жир полностью исключаются.

Для выступления на первенстве он снижает содержание телесного жира до 4 процентов. Для сравнения — тело хорошо тренированного профессионального футболиста содержит около 15 процентов жира. Соревновательный вес Мюнцера уменьшается на 10 процентов по сравнению с весом в фазе набора массы и он демонстрирует «обнаженные» мышцы». Чтобы выглядеть «брутально жестким», последние 10 дней перед соревнованиями Мюнцер потребляет только пол литра воды в день. Измерения показывают, что его мышцы покрывает рекордно тонкая «пергаментная» кожа.

Мюнцер становится зависимым от своего спорта и начинает вести двойную жизнь. Андреас фиксирует на компьютере каждую минуту своей тренировки, каждый грамм съеденной пищи, каждый глоток выпитой жидкости, каждую таблетку и инъекцию медикаментозной поддержки. Он общается в Мюнхене только с бодибилдерами, все разговоры только о тренировке, диете и о грядущих соревнованиях. Наивысшее наслаждение ему доставляет рассматривать свое отражение в зеркале: «Кто еще обладает столь совершенным телом?»

Официально он является воплощением здорового образа жизни, примером «правильного» спортсмена: никакого алкоголя и табака, питание только экологически чистыми продуктами, строгий режим тренировок и отдыха Эта версия поддерживается при общении с представителями печати и телевидения. В телепередачах тех лет можно видеть рассудительного, молодого человека, который убедительно говорит о необходимости здорового образа жизни, пользе физический упражнений и о вреде анаболический стероидов.

Но есть еще и другая жизнь, скрытая от посторонних глаз. Тайные встречи на автостоянках крупных супермаркетов с подпольными дилерами запрещенных медикаментов, дорогостоящие консультации с недобросовестными врачами, для которых нажива важнее «клятвы Гиппократа», изнуряющие многочасовые тренировки, после которых Мюнцер не может спать без снотворного.

Следуя плану приема медикаментов, разработанному его физиотерапевтом, Мюнцер ежедневно делает инъекции мужских половых гормонов и принимает таблетки анаболических стероидов, в количестве, которого хватило бы для лечения больного с мышечной дистрофией в течение 10 лет. В дополнение к этому прием синтетического гормона роста в купе с инъекциями инсулина, для ускорения обмена веществ и лучшего усвоения пищи. Его домашняя аптечка забита медикаментами. По утрам он должен принимать аспирин для разжижения крови и улучшения самочувствия. Непосредственно перед тренировкой нужен стимулятор, чтобы переносить боль подъемов «до отказа». За неделю до соревнований, Андреас принимает исключительно токсичные для почек и печени обезвоживающие медикаменты — ведь от этого его мышцы приобретают особо выигрышную для выступления фактуру. Но с каждой таблеткой организм Андреаса становится менее чувствительным к химической стимуляции и ему приходится увеличивать дозы препаратов. Мюнцеру хронически не хватает денег, потребляемые им медикаменты стоят очень дорого. При этом много денег уходит и на легальные препараты, которые Андреас также принимает ежедневно: аминокислоты, креатин, витамины, магний, калий, белковые напитки.

Чтобы оплачивать все это Мюнцер должен, в отличие от многих своих коллег должен оставаться в форме круглый год. Он все время демонстрирует свои мускулы за деньги, не давая телу необходимого отдыха. И тело начинает сдавать. Андреас жалуется своей подруге на боль в животе. Во время публичных выступлений на его лице редко можно увидеть улыбку, оно остается серьезным и даже грустным.

Затем наступает развязка. Он летит в Лос-Анджелес, чтобы выступить в соревновании «Ночь чемпионов», организатором которого является его кумир Арнольд Шварценеггер. Шестое место. Мюнцер доволен результатом, он принимает участие в показательных выступлениях, фотосъемках и возвращается в Мюнхен.

Сразу по приезде самочувствие Андреаса резко ухудшается,резкие боли в животе, его доставляют в университетскую клинику, где врачи диагностируют внутреннее кровотечение. Начинается борьба за его жизнь. Врачи, делают сложнейшую полостную операцию, но без успеха, Андреас Мюнцер умирает.

Еще вчера супер совершенное мускулистое тело становится объектом судебной медицины. Вскрытие показывает, что многие внутренние органы необратимо разрушены в результате постоянного приема анаболических стероидов, гормонов и стимуляторов поддерживающих физическую активность. Так закончил свой жизненный и спортивный путь Андреас Мюнцер, несомненно незаурядный, физически одаренный от природы атлет, который сделал бодибилдинг своей профессией и хотел быть в первых рядах лучших бодибилдеров мира.

В Ленинград ехали фешенебельной "Красной стрелой". Ужинали в вагоне ресторане, беседовали и наслаждались первоклассной кухней поезда №1 СССР. После рюмки другой Бен Вейдер разоткровенничался:

Всегда мечтал увидеть расцвет бодибилдинга в СССР. Уже в далеком 1955 я побывал в России и говорил с Николаем Романовым, крупным спортивным чиновником, о пользе бодибилдинга для спортсменов и просто людей, желающих быть здоровыми и сильными. Но тогда коммунистическая идеология не позволила восторжествовать здравому смыслу и, хотя я почувствовал интерес Романова к этой теме, дальше разговоров дело не пошло. Но потом наступила "Хрущевская оттепель" и положение изменилось. Ко мне стали приходить письма из разных уголков СССР и оказалось, что бодибилдинг живет в Советском Союзе. Я старался отвечать на все письма, давал советы по организации соревнований, мой брат Джо безвозмездно рассылал журналы «Маслбилдер», в которых были описаны тренировочные планы чемпионов, их диеты и приемы соревновательного позирования. Все это сыграло решающую роль в деле развития бодибилдинга в СССР. Мой брат Джо — отец бодибилдинга в СССР.
Дубинин слушал прочувственную речь живого "Бога бодибилдинга" и думал, что в действительности все было не совсем так:
Возможно братья Вейдеры отчасти и повлияли на развитие бодибилдинга в Прибалтике, но не в России. Здесь "отцом бодибилдинга" без всякого сомнения был Георгий Павлович Тенно. В 1968 г. вышла его великолепная книга "Атлетизм", там было все, что должен знать качок. Причем изложено без всякого рекламного мусора, четко и хорошим русским языком ученого и журналиста. А еще раньше, при его живейшим участии, были статьи в журнале "Спортивная жизнь России", где спортсмены и тренеры делились опытом, семинар в 1962 г. в Ленинграде. В Ленинграде был великолепный тренер Федер Феофанович Манько. Он дал путевку в мир атлетизма и мне. Но сейчас другие времена и от Бена действительно зависит, как будет дальше развиваться культуризм-бодибилдинг в СССР. Нужно, что бы ему понравилось пребывание в Ленинграде, приложено немало сил, да и денег, чтобы обеспечить эту встречу.
Встреча действительно удалась. Несмотря на относительно ранний час, "Красная стрела" пребывает в Ленинград в 8 утра, на вокзале гостей встречали член Горисполкома Николай Попов, представители Федерации атлетической гимнастики, спортсмены-культуристы. Были цветы и приветственные речи. Никогда Бена Вейдера не чествовали с такой помпой. Гостей усадили в лимузин "Чайка" и провезли по Невскому проспекту на набережную Невы и дальше в отель "Ленинград".

Кроме традиционного осмотра достопримечательностей "Северной столицы", Дубинин и Чайковский детально познакомили Вейдера и Сантоху с деятельностью Ленинградской федерации атлетической гимнастики, показали гостям ведущие атлетические клубы города и на примере первого женского первенства СССР по бодибилдингу продемонстрировали умение организовывать и проводить крупные соревнования такого уровня.

Впоследствии Бен Вейдер вспоминал:
Во время моего прибывания в СССР в 1988 г, я познакомился с Владимиром Дубининым. Официально в федерации он занимал должность главного судьи соревнований, но его полномочия простирались гораздо шире. Он явно являлся "мотором" двигающим развитие бодибилдинга в СССР. На мой взгляд Владимир Дубинин является моделью прогрессивного социалистического спортивного чиновника. Это человек широкой души, он умеет работать с большими объемами информации, что позволяет достигать результатов, которые он планирует.

В Ленинграде состоялось знакомство Вейдера, не без помощи Дубинина, с Виталием Лукьянченко, крупным в то время предпринимателем. Лукьянченко произвел на Вейдера сильное впечатление:

Он чрезвычайно умен, компетентен и трудолюбив и является примером нарождающегося в СССР класса бизнесменов. Виталий поделился со мной идеей организации в сердце Ленинграда спортивного оздоровительного центра. Его центр будет построен шведской строительной компанией и будет оснащен оборудованием рекомендованным Джо Вейдером. Центр будет самым большим в Европе и будет носить название
"Спортивно-оздоровительный центр Бена и Джо Вейдера"

Дубинин был в курсе этих планов, и в будущем проекте ему отводилась главная роль. Было потрачено много сил и времени, но проект не состоялся. Требовались большие деньги, но азартный игрок Виталий Лукьянченко после нескольких рискованных финанствых операций разорился.

Вечером в честь Вейдера и Сантохи устраивались банкеты в лучших ресторанах города, но по словам Вейдера больше всего ему запомнился "частный банкет" в доме Дубинина. Аня, жена Владимира Ивановича, вспоминает:

Я ужасно волновалась. Мы жили тогда на "Чайковской", вход в парадное со двора, пятый этаж, без лифта. Я говорила Володе: "Вейдер миллионер, наша квартира не подходит для приема." Но Володя всегда делает то, что сам решил. Тогда он сказал: "На западе личное жилье это "табу", домой приглашают только самый близких. Я собираюсь войти в число друзей Бена и хочу показать ему это с самого начала, он умный человек и поймет все правильно. А квартира у нас вполне подходит для на этой цели, не переживай."

Бен Вейдер в гостях у ДубининаБанкет удался на славу. На столе были исконно русские яства: налимья уха, телятина, поросенок с хреном, пироги с рыбой и мясом, красная и черная зернистая икра, огромный в пол стола осетр и, конечно, русская водочка особого разлива, прямо с Ленинградского ликерно-водочного завода, не поступающая в продажу, а доставляемая прямяком на столы высших номенклатурных работников. За столом обслуживали три вышколенных официанта из ленинградского ресторана "Тройка". Владимир Иванович произнес тост, в котором, отметив несомненные заслуги Бена Вейдера в развитии мирового бодибилдинга, высказал надежду, что советские спортсмены займут достойное место в когорте сильнейших бодибилдиров мира.

Было еще много тостов, захмелевший Бен Вейдер, обнял Дубинина за плечи, и назвал его своим сыном. В последствие, вспоминая об этой встречи в доме Владимира Ивановича, Вейдер произнес теплые слова в адрес супруги Дубинина:

Жена господина Дубинина - прекрасная и очаровательная хозяйка, которая умеет создать в доме теплую, непринужденную обстановку.

Накануне приезда Бена Вейдера в Москву, всегда уравновешенный, уверенный в себе Дубинин был взволнован. Исполнялась его самая сокровенная мечта — он увидит "бога" современного бодибилдинга, пожмет его руку и, возможно, станет его соратником на многие годы. Проделана большая подготовительная работа, на встречу приедут "качки" из разных районов нашей необъятной родины, Владимир Моисеевич Шутов (президент федерации атлетической гимнастики Москвы) и Леонид Алексеевич Остапенко (Председатель комиссии по агитации и пропаганде Федерации атлетической гимнастики СССР, зам. Председателя Московской Федерации атлетической гимнастики), на правах хозяев обеспечат пребывание гостя в столице, в частности, прохождение таможенного и паспортного контроля по протоколу для VIP персон, подобрана гостиница и составлено расписание приемов у важных чиновников от спорта — Гаврилина, (заместитель председателя государственного комитета СССР по Физкультуре и спорту), Смирнова(заместитель председателя Олимпийского комитета СССР) и Колесова (Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР).

Наконец долгожданный день наступил.

Бен Вейдер приехал в сопровождении своего ближайшего соратника Рафаэля Сантохи, не высокого, очень живого испанца, президента испанской Любительской Федерации бодибилдинга, с которым у Дубинина возникла крепкая мужская дружба и, который после смерти Бена Вейдера возглавил, не без помощи Владимира Ивановича, IFBB. После размещения в гостинице и посещения Красной площади обсудили плотное расписание пребывания гостей в СССР: два дня пребывания в Столице и затем — Ленинград.

Бен Вейдер оказался приветливым и открытым в общении человеком. Главную цель своего визита он сразу высказал без обиняков:

Я приехал, что бы убедить спортивных чиновников разрешить Федерации бодибилдинга СССР вступить в ряды IFBB!

Первый визит был нанесен Вячеславу Михайловичу Гаврилину, Заместителю председателя государственного комитета СССР по Физкультуре и спорту и вице президенту Национального Олимпийского комитета СССР. Поскольку Чайковский и Дубинин предварительно подготовили эту встречу она прошла не формально — по деловому. Вячеслав Михайлович тепло принял гостей и в обстоятельной беседе высказал мнение, что атлетическая гимнастика должна стать доступной для широких слоев населения и быть использована для для силовой подготовки спортсменов.

Столь же успешным оказался визит к председателю Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР, к будущему (с 1990 г) президенту Олимпийского комитета СССР, а затем и России, Виталию Георгиевичу Смирнову. Виталий Георгиевич высказал удовлетворение тем, что атлетическая гимнастика (бодибилдинг) признана в СССР официальным видом спорта. Он сказал:

— Бодибилдинг будет полезен и для улучшения силовой подготовки спортсменов всех видов спорта и как оздоровительная физкультура для широких слоев населения. Я приветствую присоединение Федерации атлетической гимнастики к IFBB.

Последняя официальная встреча в Москве состоялась в кабинете заместителя председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР Анатолия Ивановича Колесова. Анатолий Иванович, сам будучи атлетом, олимпийским чемпионом 1964 г в Токио по классической борьбе, отнесся к идее распространения в СССР атлетической гимнастики с пониманием и обещал всемерную помощь. Он поблагодарил Вейдера за его терпеливую непрерывную работу по развитию бодибилдинга в мире, в том числе и в странах социалистического лагеря, что привело к официальному признанию бодибилдинга властями СССР. Бен Вейдер в свою очередь обратился к Анатолию Ивановичу с просьбой о поддержать Дубинина и Чайковского, которые планировали, с согласия IFFB, провести в 1900 г первенство Европы по бодибилдингу в Ленинграде. Обещание в поддержке было получено. Вейдер, Сантоха, Чайковский и Дубинин покинули кабинет Колесова в приподнятом настроении, содействие чиновника от спорта такого ранга много значило для развития бодибилдинго в нашей стране.

Владимир Иванович Дубинин обладает редким даром легко заводить деловые контакты. Эта особенность проявилась у него еще в молодые годы, когда он возмужал и мимо него нельзя было пройти на оглянувшись. Начальникам он сразу внушал доверие, видимо у русского народа генетически заложено уважение к молодецкой стати и силе. В период учебы, в студенческих стройотрядах он сразу попал в руководители, хотя и не имел никакого практического опыта работы, на службе в НИИ Радиоэлектроники он поразительно быстро получил должность начальника участка, хотя ему стукнуло 20 совсем недавно. Конечно дело было не в одной внешней фактуре, при общении с Дубининым бросается в глаза его рассудительность, привычка внимательно слушать собеседника, уважение к чужому мнению и в то же время умение спокойно и убедительно, без излишней горячности, изложить свою точку зрения. Рядом с Владимиром Ивановичем чувствуешь себя как за каменной стеной, он из тех о ком в народе говорят: "С ним я бы пошел в разведку"

Тогда в далеком 1988, все помыслы Дубинина были связаны с Беном Вейдером. Поскольку Чайковский так же хотел с ним лично познакомиться, было решено устроить визит Вейдера в Россию. Нужно было одновременно решить несколько задач: получить приглашение от Госкомспорта СССР, составить программу программу пребывания высокого гостя в Москве и в Ленинграде и достать деньги на обеспечение визита.

Василий Васильевич Чайковский, имевший многочисленные знакомства в высших спортивных кругах отчетливо представлял, что с приглашением могут возникнуть определенные проблемы:

— Госкомспорт СССР сейчас возглавляет Марат Владимирович Грамов, наверно, к нему обращаться напрямую не стоит, попробуем через его заместителя Вячеслава Михайловича Гаврилина, он из бывших журналистов, на столь высокой должности не очень давно и не потерял еще привычку общаться с людьми лично и письменно.
— Ну что же, ты в этих делах мастер, давай действовать через Гаврилина. Сразу пишем или попробуем поговорить лично.
— Думаю, с ним надо поговорить лично. Мне Слава Колосков кое что рассказывал о Гаврилине: бывший военный, работал в газете "Красная звезда", наверняка в КГБ, протеже Марата Грамова. Колосков говорит, что в спорте он не очень разбирается. Его нужно сначала убедить, что встреча с Вейдером будет полезна. Скорее всего это будет не так просто.

Однако прием у Гаврилина прошел на редкость удачно. Вячеслав Михайлович оказался простым в общении человеком. О внимательно выслушал аргументы Чайковского в пользу развития бодибилдинга в нашей стране и приезда Вейдера в СССР:

— культуризм это современная революция в физкультурном движении. Я говорю это с полной ответственностью, как ученый, научные интересы которого лежат в области физиологии спорта. Занятия атлетической гимнастикой доступны для любого возраста, позволяют очень точно дозировать нагрузку, находят применения как в оздоровительной физкультуре, так и в большом спорте. Сейчас современная спортивная наука утверждает, что атлет практикующий силовою подготовку в стиле культуризма, при прочих равных условиях будет иметь преимущество.
— А как же пресловутые "дутые мышцы" как писал мой бывший коллега из "Советского спорта"
— Это не соответствует истине. В этой статье Дмитрий Иванович выполнял социальный заказ, хотя он как ни кто другой знал цену тренировки в стиле атлетизма. Он тренировался не три раза в неделю, как тогда было принято для штангистов уровня сборной СССР, а ежедневно, да еще 2-3 раза в день — типичная раздельная тренировка по Вейдеру. Спросите Дубинина, его первый тренер Федор Феофанович Манько был наставником Иванова.
— Да это верно. От "кача" растут большие и сильные мышцы. Я в начале мог поднять стоя на бицепс 20 кило, а сейчас мой тренировочный вес в этом упражнении 90 кг, по 10 раз в подходе и с 250 кг. на "дутых мышцах" не присядешь.
Вячеслав Михайлович с явным удовольствием посмотрел на мощную, ладную фигуру Дубинина, сидящего напротив, и сказал:
— Хорошо, ближе к делу. Какую пользу мы получим от посещения Беном Вейдером нашей страны?
— Для развития атлетической гимнастики в СССР необходимо, что бы наша Федерация вступила в ряды IFBB, которую основал и является бессменным президентом Бен Вейдер. Это откроет путь нашим атлетам ко всем крупным международным состязаниям, которые проходят под эгидой IFBB. Не за горами время, когда культуризм, по американски — бодибилдинг, станет олимпийским видом спорта и тогда мы сможем успешно пополнять копилку наших олимпийских медалей. Вы не хуже нас знаете, что крупные соревнования являются для спортсменов самым мощным тренировочным стимулом.

По видимому, доводы Чайковского и Дубинина оказались достаточно убедительными и Бен Вейдер получил от Госкомспорта СССР приглашение посетить Советский Союз.

Оставалось решить денежный вопрос. Нужно было достойно, по русски, встретить высокого гостя и средств, выделенных Госкомспортом, для этого было явно недостаточно. Дубинин созвонился с Виталием Никифоровичем Лукьянчеко и они встретились в ресторане гостиницы "Европейская". После обычных в таких случаях обмена общими фразами, Дубинин спросил:

— Виталий Никифорович, помню Вы интересовались бизнесом в сфере культуризма, этот интерес еще присутствует?.
— Еще как! Я начинаю грандиозный проект. В центре Ленинграда, недалеко от цирка, буду строить большой спортивно-оздоровительный центр. Наряду с саунами и бассейном, там будет зал для атлетической гимнастики, набитый тренажерами и штангами. Если пожелаешь, в этом деле найдется и для тебя местечко.
— Ну что же, тогда эта встреча прямо в точку. По нашей с Чайковским просьбе Госкомспорт пригласил в СССР Бена Вейдера, президента IFBB и, если это для Вас представляет интерес, мы Вас с ним познакомим. Вы из первых рук получите информацию, как организовать ваше предприятие по лучшим американским стандартам.
— Прекрасно, Володя! Я буду тебе обязан. Как принять Вейдера здесь, в Ленинграде, не беспокойся, я все обеспечу.

На этом и порешили. Посидели еще немного, поговорили о разном, вкусно пообедали и разъехались каждый по своим делам.

1998 год был исключительно важным в жизни Федерации атлетической гимнастики СССР. Работать начали интенсивно, без раскачки: было запланировано и проведена серия больших спортивных мероприятий. Дубинин и Чайковский придерживались одинакового мнения о дальнейшем пути ее развития — вступить в ряды IFBB.

Правда цели при этом у них были совершенно разные. Для Владимира Дубинина вступление отечественной Федерации атлетической гимнастики в Вейдеровскую организацию означало выход наших атлетов на международную арену, использование пути развития IFBB для работы Федерации атлетическй гимнастики СССР, налаживание международных контактов в мире бодибилдинга, приобретение опыта проведений крупных соревнований и многое другое.

Для Чайковского, как это стало ясно позднее, контакты с Беном Вейдером и другими руководителями IFBB необходимы были для эмиграции в США.

Дубинин уже в 70 годы прошлого века мечтал помериться силами с лучшими атлетами мира. В то время это было мало реально, но мы часто говорили о самых крупных международных турнирах по культуризму: Мистер Олимпия (IFBB) и Мистер Универсум (NABBA). Владимир всегда тяготел к IFBB. Я часто видел в его руках небольшой по объему черно-белый Информационный бюллетень IFBB. В нем содержалась только техническая информация: где и какие соревнования будут проводиться в текущем году, какие новые страны вступили в IFBB, изменения в правилах судейства, рекомендации для национальных федераций и многое другое в этом же роде.

Для нас же главной притягательной силой были яркие, глянцевые журналы Джо Вейдера, которые регулярно поступали от Ефима Фегина, известного в Ленинграде культуриста-диссидента, из Тюмени от Евгения Колтуна и из других неизвестных мне мест. В журналах были тренировочные программы тогдашних чемпионов и диковинные диеты, в которых фигурировали недоступные нам суперпротеины, мясо тунца и соки экзотических тропических фруктов. Эти соки нужно был пить пинтами.

Володя бегло просматривал эти журналы, но по моему, в них его интересовали в основном элементы позирования чемпионов во время подготовки к соревнованиям и во время выступлений. На описании чемпионских методик наращивания мускулатуры его взгляд не задерживался.

Тренировался он всегда по своему, полностью доверяя сигналам своего тела. Я уже писал, что тренинг Дубинина с самого начала был брутальным: около 60 подходов за тренировку и каждый подход до отказа. Результаты были на лицо — он становился больше год от года. Володя любил повторять: "Добиться можно всего, что захочешь, нужно только действительно захотеть и потом действительно упереться ".

Дубинина уже тогда интересовал Вейдоровский подход к организации работы IFBB и, когда в 1987 г была образована Федерация атлетической гимнастики СССР, Дубинин и Чайковский начали искать личной встречи с Беном Вейдером.

Чайковский послал от имени Федерации Бену Вейдеру письмо, следующего содержания:

Дорогие Друзья,
Это сообщение адресовано всем, для кого бодибилдинг стал способом жить и думать.
Я хотел бы разделить c Вами нашу большую радость — бодибилдинг получил официальное признание в Советском Союзе, и мы готовы присоединиться к IFBB.
Это историческое событие стало действительностью из-за новых революционных событий в Советском Союзе, благодаря "перестройке". Наряду с этим большую роль сыграли усилия основателя и президента IFBB доктора философии Бена Вайдера.
Современники обычно недооценивают историческую значимость ежедневной работы лидеров, которые прокладывают путь к будущему. В начале 1955 года Советский Союз впервые пригласил г-на Вайдера для ознакомления с новым видом спорта — бодибилдингом. Тогда наши спортивные лидеры не приняли бодибилдинг из-за идеологических соображений. Но постепенно, шаг за шагом, г-н Вайдер проложил путь к развитию бодибилдинга в нашей стране.
Мы прошли трудный путь, отстояли наше право заниматься открыто любимым видом спорта и теперь говорим: "Мы хотим быть в дружной семье IFBB!"
Мы верим, что бодибилдинг является спортом будущего, он стремительно развивается под руководством президента IFBB Бена Вейдера и мы знаем, что рано или поздно он станет Олимпийским видом спорта.
Мои наилучшие пожелания всем членам IFBB.
В. Чайковский
Президент
Федерации Бодибилдинга СССР

Бен Вейдер незамедлительно ответил на это письмо: "Несмотря на свою занятость, я готов приехать в СССР этим летом для для обсуждения возможности вступления Федерации атлетической гимнастики в IFBB."

Самым значительным событиями 1988 года для Федерации атлетической гимнастики СССР был приезд президента Международной Федерации Бодибилдинга (IFBB) Бена Вейдера в СССР и Первенство мира по бодибилдингу в Австралии с 11 по 16 октября в г. Брисбен.

Дубинин с Василием Степановичем Чайковским, президентом Федерации атлетической гимнастики СССР, организовали визит Вейдера и его заместителя Рафаэля Сантоха в Советский Союз, их встречу с руководителями спорта в Москве и Ленинграде. Во время поездки Дубинин и Чайковский сопровождали гостей, ознакомили их с планами Федерации по развитию бодибилдинга в нашей стране и с достопримечательностями обеих столиц. Вейдер остался доволен приемом и пригласил команду СССР на первенство мера, а Дубинина с Чайковским заверил, что на предстоящим в Брисбене конгрессе IFBB он поставит вопрос о включении Федерации атлетической гимнастики в состав IFBB.

Теперь нужно было получить разрешение. Чайковский обратился к председателю Спорткомитета СССР Марату Владимировичу Грамову с просьбой разрешить поездку. Грамов пообещал рассмотреть вопрос и уехал в заграничную командировку. Время было в обрез и ждать возвращения Грамова было нельзя. В характере Василия Степановича всегда присутствовали авантюрные черты и иногда это приносило успех в делах.Так случилось и в этот раз. Чайковский записался на прием к заместителю Грамова Леониду Вадимовичу Драчевскому с тем же вопросом и при разговоре скромно заметил, что разговаривал с Грамовым и тот отнесся к поездке нашей команды положительно, но уехал в командировку, а чемпионат мира не будет ждать его возвращения. Драчевский отнесся с пониманием и подписал разрешение, сказав при этом, что вопросы финансирования участники поездки должны решить самостоятельно.

Эту задачу Дубинин взял на себя и в качестве спонсора привлек Виталия Никифоровича Лукьянченко, по тем временам весьма состоятельного бизнесмена, владельца первого в Ленинграде кооператива по пошиву обуви. Познакомились они в мае 1987 г., когда Дубинин организовал в Ленинграде турнир «Белые ночи». Лукьянченко тогда заинтересовался перспективой развития бодибилдинга в СССР, поверил в его коммерческое будущее и обещал спонсировать соревнования и связанные с ними мероприятия. Через Дубинина он познакомился в Вейдером и в последствии неоднократно побывал в Америке.

По итогам первого кубка СССР в июне 1988 г. в Ленинграде, для участия в первенстве мира были отобраны 5 спортсменов: Станислав Поляков (Латвия, категория 70 кг), Валерий Богданович (Белоруссия, категория 80), Александр Васин (Ленинград, категория 90 кг), Викторас Юцис и Саулюс Мисявичус (Литва, категория 90 кг)

Казалось бы, все складывается как нельзя лучше. Однако, нашу команду ждал большой сюрприз. Все собрались в Москве в ожидании отлёта. Госкомспорт выдал участникам поездки форму сборной СССР, что по тем временам значило многое — бодибилдинг становится в СССР признанным видом спорта. Но время шло, дата начала первенства мира приближалась, а виз все не было. При каждом посещении ОВИР ответ был одинаков: Не поступило разрешение из Управления международных связей Госкомспорта СССР.

Ждать больше было нельзя и Дубинин сказал Чайковскому что нужно идти к начальнику управления и выяснять в чем задержка. Тот был против т. к. считал, что Управление международных связей не то место, где можно что-либо выяснять и добиваться, но согласился его сопровождать.

В управление пришли незадолго до окончания обеденного времени и стали ждать перед дверью кабинета. Прождали около получаса. Наконец в сопровождении трех сотрудников появился и сам начальник. Дубинин обратился к нему со словами:

— Дмитрий Иванович, мы руководители сборной СССР по атлетической гимнастике. Команда должна выступить на первенстве мира в Австралии, все сроки вышли, а разрешения на выдачу виз от Вас в ОВИР не поступило.

Прохоров холодно ответил:

— Раз не поступило, значит не поедете

— и собрался войти в кабинет.

На мгновение обида захлестнула Владимира Ивановича mdash; столько сил было затрачено на подготовку, срывалось вступление нашей федерации в IFBB, что он скажем ребятам, которые приехали в Москву и ждали в гостинице отлета. Непроизвольно он воскликнул:

— Послушайте меня, это не возможно! Ребята столько готовились! Я на колени перед Вами встану! Оставьте нас, но разрешите поехать спортсменам!

Краем глаза Дубинин увидел как, побледнел Чайковский и оторопели сотрудники Прохорова. Однако, Дмитрий Иванович отреагировал совершенно неожиданно:

— Ну зачем же на колени, пройдемте, я вам кое-что покажу.

Мы вошли в кабинет, Прохоров вынул из тола лист бумаги и протянул Дубинину—

— Читайте!

Он взял письмо, там черным по белому было написано: Чайковский и Дубинин— предатели Родины, они собираются остаться в Австралии, а потом, перебраться в США и еще много всякой гадости про нас, а в конце стояла подпись— Артур Рожков. И тут Дубинин непроизвольно рассмеялся, это была явная подделка. Артур— замечательный человек, преданный железному спорту. Он поддерживал федерацию во всех ее начинаниях, радовался предстоящему дебюту нашей команды за рубежом. Он успокоился и твердо сказал:

— Артур это не писал и я могу это доказать. Разрешите позвонить ему в Могилёв.

На что Дубинин рассчитывал, он и сейчас не может сказать. В те времена домашний телефон был редкостью и его поставили Артуру только накануне. Владимир Иванович даже не знал подключен ли телефон. Прохоров протянул ему трубку, Дубинин набрал номер и услышал голос Артура. В двух словах он изложил суть дела и, не вешая трубку, передал ее Дмитрию Ивановичу. Тот задал несколько вопросов, повесил трубку и дал указание секретарше подготовить для ОВИР разрешение на выдачу виз.

— Можете лететь в Австралию, но без литовцев, на них тоже пришло письмо, из Литвы, но уже по другой линии.

Летели на Боинге через Сингапур. Все было в новинку. Шикарный самолет, красивые стюардессы, бесплатные напитки, в том числе и крепкие.

В Сиднее, была пересадка для перелета в Брисбен и нужно было переехать в другой аэропорт на миниатюрном монорельсовом поезде, поездка на котором стоила два доллара с человека. У всех была небольшая сумма американских долларов, но хотелось использовать их более продуктивно. Василий Степанович солидно достал из бумажника русскую десятку и сказал водителю:

— Мы не успели поменять деньги, опаздываем к нашему рейсу, возьмите русские рубли, это более тяжелая валюта, рубль стоит 80 центов, поменяв их в банке по официальному курсу, Вы получите 12 американских долларов.

Наши, наверное, были первые русские, которых видел водитель, он взял десятку и довез их до аэропорта. По поводу рублевой стоимости доллара Чайковский сказал правду, именно по такому курсу обменяли в Москве рубли на доллары. Другое дело, как относились к рублям банки Сиднея?

После приземления в Брисбене, на фирменном автобусе отеля приехали в Фешенебельный пятизвездочный отель Шератон Мираж, расположенный на берегу океана в окружении тропических садов, в районе пляжа Main Beach.

Прямо из автобуса нашу группу проводили в конференц-зал где проходил очередной конгресс IFBB. Когда наша команда вошла, все встали и Бен Вейдер произнес прочувственную речь. Он сказал, что из всех присутствующих русские совершили самое длинное путешествие, чтобы принять участие в первенстве мира и вступить в ряды IFBB. В этот же день Федерация Атлетической гимнастики СССР, единогласно была принята в состав IFBB. Дубинин с Чайковским побеседовали с братьями Вейдер и пообщались с членами конгресса.

Ночью, несмотря на усталость, Владимир Иванович долго не мог уснуть, события прошедшего дня ярко отображались в сознании и не верилось, что все это происходит на яву.

Следующий день был началом соревнования. На автобусе приехали в Брисбен на территорию Всемирной промышленной выставки, которая проходила в это время в Австралии. Выйдя из автобуса, осмотрелись в некотором недоумении, никаких признаков грядущего шоу не наблюдалось. Внезапно на открытую площадку въехало несколько огромных сверкающих лаком грузовиков и как по мановению волшебной палочки возник просторный зал с ярко освещенной сценой, помещениями для разминки, судейской ложей и кабинками для журналистов.

Мы не завоевали на этом соревновании первых мест, но такой задачи и не стояло. Нужно было осмотреться, понять какие требования предъявляют соревнования такого уровня к подготовке команды, завести нужные связи и наконец стать полноправными членами IFBB. Лучшим из наших стал Валерий Богданович, занявший 9 место. Однако, в командном позировании наша команда была четвертой.

Победителями первенства мира вБрисбене, Австралия 1988г. стали: Павел Яблонски— Чехословакия, Рене Жанвьер— Гаити, Андреас Мюнцер— Германия

После удачного проведения турнира "Белые ночи", Дубинин и Чайковский, получили в лице Романа Павловича Мороза, руководителя Всесоюзной комиссии по атлетической гимнастике, надежную поддержку в высших кругах спортивной бюрократии. Роману Павловичу все понравилось в прошедшем соревновании: четкая организация, квалифицированное судейство, очень сильный состав участников, красочность зрелища, обилие зрителей и освещение события в прессе. Владимир Иванович вручил ему памятную медаль и в сопроводительной речи дипломатично отметил заслуги Мороза в деле развития атлетизма в СССР. Но неожиданно Роман Павлович, который задержался у родственников в Ленинграде, умер.

Из Москвы пришла бумага, в которой указывалось, что в подмосковном городе Кубинка созывается всесоюзный семинар тренеров и специалистов по атлетизму , на котором будет подведены итоги работы комиссии по атлетической гимнастике за прошлые годы и будет выбран новый председатель комиссии. На конференцию приглашались представители от всех регионов СССР. От ленинградской федерации выехала самая большая делегация, которую возглавили Дубинин и Чайковский. Выехали на 5 машинах, тогда это были жигули, ранним утром. Московское шоссе в эти часы было пустым и поэтому скорость держали по максимуму. "Девятка" Дубинина была первой в группе, когда внезапно у нее открылся капот и ударил по ветровому стеклу, полностью закрыв обзор. Казалось катастрофа неминуема. Однако, Дубинин сумел остановить машину на правой стороне дорожного полотна. Здесь в полной мере проявилось его удивительное свойство в экстремальной ситуации принимать единственно правильное решение.

Я сделал все на «автомате», ориентировался по обочине, удерживая машину на своей полосе.

Умение действовать мгновенно и правильно не раз выручало Владимира Ивановича в самых различных жизненных ситуациях.


Это имело место и на историческом для бодибилдинга России совещании в Кубинке. На Всесоюзном семинаре тренеров и специалистов по атлетической гимнастике 10-13 августа 1987 года собрались 96 человек из 35 городов 11 союзных республик. Большинство присутствующих ясно не представляли себе задачи мероприятия. Над всеми довлела «совковская» привычка выполнять указания вышестоящих товарищей и не высовываться, и, поэтому когда представитель Спорткомитета СССР Валерий Тамарлаков предложил целью настоящего совещания организацию комиссии по рассмотрению вопроса «возможности развития атлетической гимнастики (бодибилдинга) в нашей стране, зал инертно, выжидательно замер. И тогда встал Дубинин и сказал:

Зачем создавать еще одну комиссию?. Сейчас, здесь, мы имеем наиболее полное собрание представителей нового, бурно развивающегося в нашей стране вида спорта и вполне можем решить дальнейшие пути его развития. Мы в Ленинграде организовали Федерацию атлетической гимнастики и такая форма работы оправдала себя. Предлагаю прямо сейчас поставить вопрос об организации Федерации атлетической гимнастики СССР, избрать ее председателя и руководящий состав. Целью будущей федерации является привлечение широких слоев населения к активному занятию атлетической гимнастикой, пропаганда здорового образа жизни и подготовка спортсменов высшей квалификации, способных достойно представлять нашу родину за рубежом. Комиссия с туманной перспективой нам не нужна!

И зал взорвался аплодисментами, все словно проснулись и дружно поддержали Дубинина.  На должность президента Федерации съезд предложил Юрия Петровича Власова, великого русского спортсмена, возглавлявшего в то время  Федерацию тяжелой атлетики СССР, его заместителем избрали Василия Степановича Чайковского.

Теперь нужно было сделать два следующих шага: получить согласие Власова принять предлагаемую ему должность и утвердить Федерацию в Госкомспорте СССР. Дубинин созвонился с Юрием Петровичем и получил приглашение встретиться с ним в домашней обстановке. Они долго беседовали в заполненном книгами кабинете спортсмена, писателя и политического деятеля. Владимир Иванович сумел ясно изложить цели и задачи будущей Федерации и Власов согласился ее возглавить, несмотря на свою занятость. Даже в период гонения на культуризм, Юрий Петрович поддерживал эту форму силовой тренировки, доказывая своим коллегам штангистам, что работа на мышечный объем полезна для здоровья, дает человеку силу и выносливость.


В 1987 году Власову был 51 год, однако он сохранил огромную силу, мощную мускулатуру м для здоровья регулярно тренировался. На фотографиях рядом с Дубининым это хорошо видно.

Теперь предстояло утверждение новой федерации на президиуме Госкомспорта СССР. На коллегию отправились втроем: Власов, Чайковский и Дубинин.

Вот как рассказывает об это событии Владимир Иванович:

Мы поделились опытом работы Федерации в Ленинграде, рассказали об успешном проведении масштабного соревнования, турнира "Белые ночи", подчеркнули хозрасчетный характер Ленинградской федерации. После нашего доклада, на сцену вышел чиновник, который тогда курировал спорт от ЦК КПСС и заявил: «Опять культуристы поднимают голову! Нашему народу этого не надо! С культуризмом надо покончить раз и навсегда!» Ситуация создалась просто критическая, и тогда – никогда этого не забуду – встал председатель Национального Олимпийского комитета Виталий Смирнов и поддержал нас. Кстати, и известные спортсмены-штангисты, не думая ни о какой конкуренции, тоже нас поддержали.

Юрий Петрович Власов возглавлял Федерацию атлетизма СССР около года, сыграв большую роль в деле ее основания.

Бен и Джо Вейдеры родились в Канаде и уже в детском возрасте приобщились к

Ben

спорту. Бен занимался боксом, а Джо тяжелой атлетикой. Оба достигли хороших результатов на национальном уровне. Во время войны Бен Вейдер воевал против Гитлера в вооруженных силах Канады на Западном фронте, где служил в разведке и принимал участие в спасение летчиков, оказавшихся на вражеской территории. Вернувшись на родину он обнаружил, что брат с головой окунулся в теорию и практику силовых тренировок: Джо издавал журнал, посвященный бодибилдингу, занимался вопросами специального питания для бодибилдеров и тренировал атлетов.

Бен подключился к работе брата и со свойственной ему энергией организовал в Монреале турнир по бодибилдингу, на котором был сделан акцент не на демонстрацию силы,как это было принято в то время, а на красоту и мощь телосложения атлетов. Шоу имело бурный успех, братья Вейдер поняли, что у бодибилдинга есть большое будущее и решили посвятить себя его развитию. Они пророчески увидели идеалы человека завтрашнего дня: выглядеть спортивно и сохранять несмотря на годы крепкое красивое тело.

В 1946 году Бен зарегистрировал Международную Федерацию Бодибилдинга (IFBB), в которую вошли Канада и США. Новая федерация быстро расширяла свое влияние на американском континенте, однако, Бену Вейдеру этого было мало. Он в душе всегда был спортсмен, хотел видеть в развитии красивого, атлетического тела универсальный вид спорта и понимал, что только интернациональный характер IFBB может осуществить его мечту - включить бодибилдинг в программу Олимпийских игр. Забегая вперед, скажу, что Дубинину удалось это сделать и целых 2 года бодибилдинг числился в кандидатах на прием в Олимпийские игры. Вейдер начинает свою знаменитую одиссею по всему миру. Постепенно возникла империя бодибилдинга с едиными правилами организации соревнований, судейства и строгим допинг-контролем.

За свою жизнь он объехал более 100 стран и везде, где он побывал возникала национальная федерация IFBB.

В 1955 году Бен Вейдер едет в Европу и посещает страны Социалистического содружества - Чехословакию и Польшу, затем и Советский Союз.

В СССР Бен Вейдер приехал по приглашению Председателя Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР Николая Николаевича Романова. Николай Николаевич заинтересовался силовой подготовкой атлетов по системе братьев Вейдер. Советские спортсмены стремительно выходили на международную арену. На Олимпийских играх в Хельсинки в 1952 году они заняли второе место, отстав от американцев всего на 5 очков. Романов долго беседовал с Вейдером, ему понравился Вейдоровский метод развития мышечной массы и силы атлетов, но на предложение Вейдера признать культуризм видом спорта он вежливо отказался. Николай Николаевич организовал поездку Бена Вейдера по нашей стране

В Киеве Вейдер встретился с знаменитым штангистом, тренером сборной СССР Яковым Григорьевичем Куценко. Яков Григорьевич вспоминал:

Приехав в Советский Союз, Бен Вейдер пожелал встретиться со мной в Киеве. Меня представили высокому русоволосому человеку о энергичным и приятным лицом. Мы великолепно провели вместе три дня, и я сделал все, чтобы Киев запомнился гостю из Канады как самый прекрасный город в мире. Вероятно, это мне удалось, потому что с тех пор уже прошло более пятнадцати лет и в каждом письме Вейдер вспоминает о Киеве и мечтает еще раз побывать здесь.

Однако, прошло много лет прежде чем Бен Вейдер вновь посетил Советский Союз. Осенью 1987 г была официально утверждена Федерация атлетической гимнастики СССР и Чайковский с Дубининым приложили немало усилий, чтобы осуществить эту поездку

22.05.12  Продолжение следует